» ГЛАВНАЯ > К содержанию номера
 » Все публикации автора

Журнал научных публикаций
«Наука через призму времени»

Январь, 2019 / Международный научный журнал
«Наука через призму времени» №1 (22) 2019

Автор: Вершинина Татьяна Викторовна, студентка
Рубрика: Филологические науки
Название статьи: Героиня "Европы 51" - святой Франциск того времени

Статья просмотрена: 89 раз
Дата публикации: 12.01.2019

УДК 82-5

ГЕРОИНЯ «ЕВРОПЫ 51» --- СВЯТОЙ ФРАНЦИСК ТОГО ВРЕМЕНИ

Вершинина Татьяна Викторовна

студентка 4 курса

Института филологического образования и межкультурных коммуникаций

 Башкирский государственный педагогический университет им. М. Акмуллы, г. Уфа

 

Аннотация. В данной статье приводится анализ героини Ингрид Бергман в фильме Роберто Росселлини «Европа 51» в сопоставлении в актрисой, исполняющей эту роль. Ингрид Бергман имела в собственной жизни непростую историю отношений с ребёнком, как и Ирэн, её героиня. Цель работы – проследить связь героини Ингрид Бергман и самой актрисы.

Ключевые слова: Святой Франциск, Роберто Росселлини, Ингрид Бергман, Ирэн, «Европа 51».

 

 «Что бы мы сделали, если бы святой Франциск пришел сегодня? То же самое. Осмеяли бы его. Я хочу рассказать историю о том, как бы мы повели себя в 1951 году, если б вдруг женщина бросила богатого мужа, свою богатую жизнь, и пошла бы на улицу – помогать бедным, – Роберто Росселлини. – Вновь предложить людям идеалы Христа, кажется, вот задача, наиболее отвечающая истинным глубоким стремлением человечества, которое, забывая об уроках бедняка Франциско, отдавая себя в рабство, жаждет денег, уже утратило даже саму радость жизни. Открыв для себя францисканцев, я вкусил такую радость, что решил срочно разделить её с другими. Тот период был у меня отчасти и горьким и полном разочаровании, и вот я обрёл простой и ясный способ поддержать себя – фильмом о Святом Франциске».

«Как и в прежних его лентах, над фильмом о Божьем шуте, Божьем менестреле юродивом работали в основном непрофессионалы – настоящие монахи, его новые друзья. Повесть о современном Франциске тоже должна была быть неореальной. «Европа 51» начинается с трагедии фактически брошенного героиней сына, ровесника Пии» - рассказывает Ингрид Бергман.

«Моя милая, дорогая, прошло десять дней, как я поговорила с тобой по телефону. С тех пор я ничего не писала. Разве это не ужасно? Милая Пия, я понимаю, что дети в школе задают тебе уйму вопросов. Хочется помочь тебе. Помнишь, как нас одолевали газетчики, и как мы смеялись над теми небылицами, которые они писали? Мы были счастливы. Им трудно было найти что-то заслуживающее их внимание, но, наконец, они дождались того дня, когда можно написать нечто сенсационное о маме. Они сошли с ума от радости, не знаю почему, но людей больше радует плохое. К тоже напишет о том, как многие актёры выступали перед солдатами, ранеными, раздавали деньги беднякам… а вот то, что мы с папой прожили много лет вместе, а потом я захотела выйти замуж за мистера Росселлини – это очень интересует читателей, и репортёры стараются изо всех сил (Ингрид Бергман - из письма дочери).

Ценой каких-то невероятных ухищрений Роберто и Ингрид сумели справиться с формальностями в крохотной церквушке, где рядом на причале качалась лодка. «Я преклонила колени, и Роберто держал мою руку. Потом мы вернулись домой и сказали нашим друзьям, что мы поженились, и выпили шампанское. Обосновались мы в огромных апартаментах из десяти комнат. Я не должна была заботиться ни о покупке, и ни о её готовке - всё, что оставалось долю - это подчищать ту пыль, которую прислуга не видела, зато замечала я своими шведскими глазами. Роберто был великодушен» - делится Ингрид Бергман.

Если бы она ещё могла видеть дочь… но она не могла, и кто знает, какие от этого мучили её кошмары.

Иногда Пия месяцами не отвечала на её письма, иногда тон как будто становился нежнее, но чаще всё-таки был сухим. Ингрид пыталась через суд добиться встречи с Пией в Италии, но суд постановил в прошении истицы отказать. Всего только раз за долгие, как окажется, годы ей позволили побыть с дочерью наедине в Лондоне. Боль того свидания на лице у Ингрид, когда она прижимает сына своей героини после того, как он решил покончить с собой, не вынеся родительского холода.

«Я очень полюбила мать Роберто. Она была небольшого роста, носила очки с толстыми стеклами и была немножко глуховатой. Я ей очень понравилась, потому что она всегда слышала мой сильный голос, а других невесток она так хорошо не слышала. Когда-то в их семье был огромный дом с экипажами, слугами и целой толпой гостей. Сеньора Росселлини не была знакома с половиной из сидевших за обедом или завтраком. У нас царствовал тот же обычай: очень часто я не знала кто есть кто. И тогда она говорила: «У тебя всё прекрасно получается, я-то иногда теряла терпение и сбегала к маме в Венецию. Мама была настоящей убежденной католичкой. Она ходила каждое воскресенье в церковь, молилась и утром, и вечером. Когда Роберто был маленьким, он тяжело заболел, ему пришлось перенести опасную операцию; мама, совсем молодая тогда, дала обет Богу, что всю жизнь будет ходить в чёрном, если Роберто поправиться. Он выздоровел, и до конца своих дней она не снимала чёрных платьев» - говорит Ингрид Бергман.

Героиня Ингрид в фильме «Европа 51» была, что называется, верующей в душе, но вот ночью в больнице её сын умирает. Муж держится, но как это бывает, его стойкость только отдаляет её. Она горит в огне своей совести, а он говорит: «Надо жить дальше». Тогда она интуитивно начинает искать спасения у своего кузена-коммуниста. Он хороший человек, умеет думать о других, может быть, и ей как-то поможет.  В первый раз она помогает бедным людям деньгами, но деньги дал ей муж, а он не очень рад её новому социальному увлечению. Тогда дальше она решает отдавать ближним свой труд, время, саму себя. Она помогает многодетной одинокой матери накормить и искупать её ораву, а потом соглашается подменить её на заводе, чтобы та могла найти детям отца и при этом не потерять работу. Там она впервые видит конвейер и понимает, что коммунистический рай без Бога - это на самом деле настоящий ад.

«Мой друг, - пишет Роберто, - профессор, один из самых известных неврологов и самых честных людей в Италии, рассказал мне историю, которая стала элементом сценария. В годы войны были талоны на питание, всё продавалось на эти карточки, и был один владелец текстильной лавочки, которого постоянно пилила жена, заставляя его продавать из-под полы на чёрном рынке. В какой-то момент бедняга сломался, но однажды он вдруг вошёл в магазин, когда жена обслуживала покупательницу и сказал: «Сеньора, заберите это платье даром. Я не хочу участвовать в общем преступлении». Он считал бесчестием для себя наживаться на чужой беде. Ясно, когда покупатель вышла, жена превратила жизнь этого лавочника в ад. Но совесть мучила его ещё больше. В конце концов он пошёл и сам донёс на себя в полицию, а полиция не придумала ничего лучше, как отправить его на обследование в сумасшедший дом. Я осмотрел этого мужчину» - сказал мой друг, - и всё, что я смог у него найти - была моральная проблема…»

Обретя веру, героиня Ингрид Бергман идёт попросить у Бога задание как пророк Исайя. «Вот я, Господи, пошли меня». Выйдя из храма, как ответ на свои молитвы, она сразу встречает одинокую, никому, кроме Бога, ненужную уличную женщину, которая умирает от чахотки. Она отводит её домой, находит врача, тот говорит, что осталось дня три-четыре, и Ирэн остаётся с ней, не предупредив своих, потому что это существо нуждалось в помощи. Когда несчастная блудница скончалась, соседней комнате нового Франциско уже ждал разбойник, которому с её помощью предстояло стать благоразумным.

«Мой друг, профессор, был так потрясён, что не спал всю ночь, говоря себе: «Как учёный я должен судить, а не как человек. Как учёный я должен выяснить, является ли поведение данной личности нормальным. Нет, он не ведёт себя как обычный человек, поэтому я приговорю его к сумасшедшему дому» - Роберто Росселлини.

Ингрид Бергман сначала не очень хотела сниматься: роды, скандалы, и хотелось быть Матерью, и тишины. В итоге они получили приз в Венеции и прекрасную статью в «Нью-Йорк таймс». «Став старше, - писал критик, - Ингрид стала ещё прекраснее, её волнующая красота - ещё одухотворённее, но главной наградой была её новая беременность. «Мы страшно торопились закончить фильм до того, как это станет заметным. Имея двоих детей, я не могла понять, почему на этот раз я стала похожа на слона. Оказалось, двойняшки, две девочки» - пишет Ингрид Бергман.

Да и отношения с Пией немного потеплели. Это было для неё как благословение, ведь это её сочли «обезумевшей», раз она сбежала из Голливуда в Италию сниматься в проповедях.



Список литературы:

  1. Бергман Ингрид; [Бёрджесс, Алан ]. Моя жизнь / Послесловие В. С. Соловьёва. М.: Радуга, 1988. — 493 с.: илл. — ISBN 0-440-14085-4, ISBN 5-05-002299-1
  2. Спото Дональд. Ингрид Бергман. Смоленск: Русич, 1998. — 512 с. — ISBN 5-88590-884-2, ISBN 0-06-018702-6 («Женщина-миф»)
  3. Краснова Г. Ингрид Бергман: От интермеццо до сонаты // Видео-Асс Премьер — Premiere. 1995. № 28. С.40—43.
  4. Мышкина Анна. Ингрид Бергман, святая грешница // Караван историй. 1999. Декабрь. С. 26—40.
  5. Иванова Александра. Ингрид Бергман: Любовь по правилам и без // Имена. 2007. С.82—94.
  6. Ингрид Бергман: Девушка с севера: Фотобиография // Gala Биография. 2008. № 8, август. С.132—145.
  7. Вахрамов Владимир. Лучезарная Ингрид // Новый взгляд : газета. — Москва, 2008. — № 09 (419). — С. 01.


Комментарии:

Фамилия Имя Отчество:
Комментарий: