» ГЛАВНАЯ > К содержанию номера
 » Все публикации автора

Журнал научных публикаций
«Наука через призму времени»

Август, 2017 / Международный научный журнал
«Наука через призму времени» №5 2017

Автор: Шматько Ольга Николаевна, кандидат исторических наук, старший преподаватель
Рубрика: Исторические науки и археология
Название статьи: Политика коммунистической партии по отношению к культурному наследию

Статья просмотрена: 159 раз

УДК 341

Политика коммунистической партии

 по отношению к культурному наследию

Шматько Ольга Николаевна

кандидат исторических  наук,  старший преподаватель,

Ставропольский государственный агарный университет, г. Ставрополь

 

Аннотация. В статье описаны первые мероприятия Советского государства по охране памятников и искусства и старины. Дана характеристика деятельности централизованной государственной системы сохранения памятников искусства и старины.

Ключевые слова: культура, культурное наследие, охрана культурного наследия.

 

Советский период - это сложное и противоречивое явление в развитии не только общества, но и культуры. ХХ век дал отечеству гениальных ученых и исследователей, талантливых художников, писателей, музыкантов, режиссеров. Появились многочисленные творческие объединения, художественные школы.

Однако именно в ХХ веке в России была создана тотализированная социокультурная система, отличительными чертами которой были: идеологический контроль над духовной жизнью общества, манипулирование сознанием, уничтожение инакомыслия, а также физическое уничтожение цвета российской и научной и художественной интеллигенции. В культуре этого периода проявлялись как положительные, так и отрицательные явления. Именно поэтому ее можно назвать противоречивой.

Культурное развитие страны в 20-30е гг., особенностью которого является огромная роль в ней партии и государства, сформировало новое идеологическое мышление, позволившее создать множество гениальных произведений, признанных впоследствии международным сообществом. Все они формировали культурную базу государства.

Значение культурного наследия, вопрос о необходимости использовать его при создании социалистической культуры всегда были для В. И. Ленина важнейшей составной частью разрабатывавшейся им теории культурной  революции. К этой теме Ленин впервые обратился задолго до победы Октября, отстаивая чистоту марксизма в борьбе с различного рода ревизионистскими и оппортунистическими течениями в российской социал-демократии. Еще летом 1901 г. в работе «Аграрный вопрос и «критики Маркса»»  В. И. Ленин указывал: необходимо сделать сокровища науки и искусства «доступными всему народу, чтобы уничтожить ту отчужденность от культуры миллионов деревенского населения, которую Маркс так метко назвал «идиотизмом деревенской жизни».

Поражение революции 1905-1907 гг. привело к идей­ному шатанию внутри партии, появлению групп «правых» и «левых» оппортунистов, в том числе и отзовистов. Пос­ледние создали весной 1909 г. в Италии, на острове Кап­ри, свою школу, а в декабре того же года оформились в просуществовавшую до февраля 1917 г. фракционную группу «Вперед». Прикрывая, по словам В. И. Ленина, свою борьбу с марксизмом, «впередовцы» начали трудить­ся над выработкой некоей искусственной «пролетарской культуры», которая должна была возникнуть на пустом месте, из ничего, должна была быть лишенной историче­ских корней. При этом «впередовцы» стремились отгоро­дить пролетариат от всей культуры прошлого, твердили об опасном влиянии на рабочий класс не только культу­ры, но и ее носителей — интеллигенции.

Подобного рода эксперименты над философией, наукой литературой и искусством, порожденные антипартийной фракционной борьбой, попытками протащить махизм идеалистические взгляды о тождестве бытия и сознания сразу же вызвали резкую и суровую отповедь В. И. Ленина, заставили его обратиться к разработке вопросе культуры применительно к классовой борьбе.

В своем классическом определении В. И. Ленин показал, что культура в классово антагонистическом обществе не бывает единой, однородной. «Есть две национальные культуры,— писал Владимир Ильич в «Критических заметках по национальному вопросу»,— в каждой национальной культуре. Есть великорусская культура Пуришкевичей, Гучковых и Струве,— но есть также великорусская культура, характеризуемая именами Чернышеского и Плеханова». Исходя именно из такого, классового понимания культуры, Ленин заявлял: «Ставя лозунг «интернациональной культуры демократизма и всемирного рабочего движения», мы из каждой национальной культуры берем только ее демократические и ее социалистические элементы, берем их только и безусловно в противовес буржуазной культуре, буржуазному национализму каждой нации» [1].

В. И. Ленин не раз прямо и недвусмысленно указы на необходимость для рабочего класса использовать лучшее из того, что создало человечество в области культуры. В статье, посвященной памяти Л. Н. Толстого, он сал совершенно определенно: «...отошла в прошлое дореволюционная Россия, слабость и бессилие которой выразилось в философии, обрисованы в произведениях гениального художника. Но в его наследстве есть то, что не шло в прошлое, что принадлежит будущему. Это наследство берет и над этим наследством работает российский пролетариат».

Но и после победы Октябрьской революции, oбразования первого в мире социалистического государства проблемы классовой, дифференцированной оценки культу го наследия, использования его продолжали утверждаться в жестокой идеологической борьбе с антимарксискими воззрениями бывших «впередовцев», возглавивших созданный осенью 1917 г. Пролеткульт, а также крайне «левых» от искусства, требовавших под флагом «истинной  революционности» полного разрыва со всем прощлым страны, и прежде всего с ее культурой. Спекулируя на классовых чувствах пролетариата, которому еще не хватало  знаний, лидеры Пролеткульта стремились использовать  порыв масс, их энтузиазм в своих целях, навязать им свои идейки и тем самым фактически обезоружить, лишить  возможности выполнить великую миссию строителя нового общества.

Один из руководителей и идеологов Пролеткульта – Ф. И. Калинин в статье «Путь пролетарской культуры и культуры буржуазной», пытаясь подвести теоретическую под нигилистическую «впередовскую» теорию, откровенно занялся вульгаризацией и ревизией марксизма. Прежде всего, он «обнаружил» отрицательный характер у идеологии, которая, по мнению автора, является консервативной, тормозит прогресс человечества. Более то­го, идеология якобы постоянно вбирает в себя «новое содержание», которое рано или поздно «взрывает» ее. «Взорванная идеология», согласно путаным рассуждениям Ф. И. Калинина, цепко держится в материальных останках, –  иными словами, в культуре. А раз так, то задача пролетариата – бороться со всякой «непролетарской» культурой [2].

Развивая этот и другие, подобные ему постулаты, поэты- пролеткультовцы воспевали бездумное, варварское отношение ко всей мировой культуре. А пролеткультовские сборники и журналы распространяли многотысячными тиражами стихи В.Т. Кирилова:

Мы власти мятежного, странного хмеля;

Пусть кричат нам: «Вы палачи красоты».

Во имя нашего Завтра сожжем Рафаэля,

Разрушим музеи, растопчем искусства цветы.

Вскоре к пролеткультовцам присоединились и их вчерашние противники, представители «левого» искусства –  футуристы Н. Н. Пунин, О. М. Брик, Б. А. Кушнер и другие, использовавшие орган отдела изобразительных искусств Комиссариата просвещения Северной области газету «Искусство коммуны» в своих узкогрупповых целях.  Во втором номере издания они поместили стихотворение  В. Маяковского «Радоваться рано», буквально повторявшее смысл геростратовского призыва Кириллова:

Белогвардейца

найдете и к стенке.

А Рафаэля забыли?

Забыли Растрелли вы?

Время пулям по стенке музеев тенькать

Стодюймовками глоток старье расстреливай!

Разумеется, никто из авторов подобных опусов не со­бирался лично уничтожать произведения архитектуры, сжигать картины, разорять музеи. Все это было для них лишь формой привычного для богемы эпатажа, только поэтическими образами. Но партии, Ленин отлично понимали, чем могут обернуться рано или поздно такого ро­да эмоциональные произведения.

Вышеприведенные и другие, аналогичные им нигилис­тические по своей сути творения представляли реальную опасность. Они были обращены прежде всего к пролета­риату, который в силу своего еще невысокого культурно­го уровня, слабой теоретической подготовки мог истолко­вать такого рода заявления прямолинейно, как конкрет­ную программу действий. Ведь авторами этих стихов, статей являлись люди, объявившие о своем безоговороч­ном переходе на сторону Советской власти, о поддержке политики Коммунистической партии. Более того, исполь­зуя в качестве трибуны издания Наркомпроса, футуристы и пролеткультовцы тем самым еще и дискредитировали Советскую власть.

Твердо отстаивая линию партии, нарком просвещения А. В. Луначарский настойчиво, неоднократно выступал против подобных тенденций, отстаивая во имя пролета­риата, его будущего культуру прошлого. Он резко осу­дил публикацию стихотворения Маяковского, вновь и вновь объяснял, доказывал значение лучшей, демокра­тической части наследия, всячески подчеркивая, что это не только его личная позиция, но и позиция наркомата, т. е. Советской власти. «Мы работаем планомерно, – пи­сал он, – работаем так, чтобы пролетариат не кинул нам потом упрека в том, что мы изгадили и сломали громад­ные ценности, не спросивши его в момент, когда он по всем условиям своего быта не мог сам произнести своего суж­дения о них» [3].

И все же потребовалось решительное вмешательство лично В. И. Ленина, чтобы изменить создавшееся ненор­мальное положение, добиться преодоления пролеткуль­товских и футуристических ошибок. Выступая в октябре 1920 г. на III съезде комсомола, Владимир Ильич произнес знаменитые слова, обращенные не только к молодежи: «Без ясного понимания того, что только точным знанием культуры, созданной всем развитием человечества, только переработкой ее  можно строить пролетарскую культуру – без такого понимания нам этой задачи не разрешить... Пролетарская культура должна явиться номерным развитием тех запасов знания, которые человечество выработало под гнетом капиталистического общества, помещичьего общества, чиновничьего общества». Ленинская позиция нашла выражение и в известном письме ЦК РКП(б) «О пролеткультах», оказавшем значительное воздействие на все последующее развитие советской культуры, на отношение к культурному наследию, его использование.

Затянувшаяся на три года теоретическая полемика не повлияла на практику охраны памятников истории и культуры. Ее осуществление началось буквально с первого же дня победы Великой Октябрьской социалистической революции.



Список литературы:

  1. Ленин В.И. Полное собрание сочинений. Т. С. 150.
  2. Шматько О.Н. Охрана памятников старины на Северном Кавказе в 1920-30-х гг. // Молодой ученый. – 2010. - № 5. – Т.2. – С. 115-117.
  3. Шматько, О.Н. Сохранение и восстановление памятников старины в годы Великой отечественной войны // Вестник Ставропольского государственного университета. – 2010. – № 2. – С. 28-31.


Комментарии:

Фамилия Имя Отчество:
Комментарий: