» ГЛАВНАЯ > К содержанию номера
 » Все публикации автора

Журнал научных публикаций
«Наука через призму времени»

Август, 2017 / Международный научный журнал
«Наука через призму времени» №5 2017

Автор: Мучеряева Айса Борисовна, магистрант
Рубрика: Юридические науки
Название статьи: Социально-исторические предпосылки возникновения коррупции

Статья просмотрена: 427 раз

СОЦИАЛЬНО-ИСТОРИЧЕСКИЕ ПРЕДПОСЫЛКИ ВОЗНИКНОВЕНИЯ КОРРУПЦИИ

Мучеряева Айса Борисовна

Институт права ВолГУ, г.Волгоград

 

Исторические корни коррупции следует искать в древней и средневековой истории, в то время, когда восходят к обычаю делать подарки, чтобы добиться расположения. В первобытных и раннеклассовых обществах плата жрецу, вождю или военачальнику за личное обращение к их помощи рассматривалась как универсальная норма. Ситуация стала меняться по мере усложнения и профессионализации государственного аппарата и усиления власти центрального правительства. Появляются профессиональные чиновники, которые, по замыслу правителей, должны были довольствоваться только фиксированным жалованием. На практике чиновники стремились воспользоваться своим положением для тайного увеличения своих доходов.

Одно из древнейших упоминаний о коррупции встречается еще в клинописях древнего Вавилона. Как следует из расшифрованных текстов, относящихся к середине III тыс. до н. э., уже тогда перед шумерским царем Урукагином весьма остро стояла проблема пресечения злоупотреблений судей и чиновников, вымогавших незаконные вознаграждения. Он вошел в историю как первый борец с коррупцией, который реформировал государственное управление с целью пресечения злоупотреблений со стороны царской администрации, судей, храмового персонала, уменьшил и упорядочил платежи за обряды, ввел суровые наказания за мздоимство чиновников.

С аналогичными проблемами сталкивались и правители Древнего Египта.

Первый трактат с осуждением коррупции — «Артхашастра» — опубликовал под псевдонимом Каутилья один из министров Бхараты (Индия) в IV в. до н.э. Древнеиндийский автор выделял 40 средств хищений государственного имущества.

Несмотря на показательные и часто жестокие наказания за коррупцию, борьба с ней не приводила к желаемым результатам. В лучшем случае удавалось предотвратить наиболее опасные преступления.

В Римской империи с ее разветвленным бюрократическим аппаратом коррупция процветала. Именно в это время в римском праве и появился термин «corrumpire». О взятках упоминается в древнеримских «12 таблицах» (V в. до н. э.).

Позднее в республиканском Риме Гай Юлий Цезарь добился сурового наказания за подкуп и подарки должностным лицам. Запрещался, к примеру, прием наместниками в провинциях золотых венков от подвластных городов. Однако, подкуп избирателей в Древнем Риме был настолько общераспространенным, что римские граждане стали рассматривать получаемые ими суммы как законное жалование.

Громадный рост бюрократического аппарата в Поздней империи привел к тому, что должности рассматривались как часть собственности, которую можно эксплуатировать.

Император Август пытался противодействовать этому и раздавал избирателям свои личные средства, чтобы они уже ничего не требовали от кандидатов на государственные должности, но безрезультатно. Разрушительное влияние коррупции было одной из причин распада Римской империи.

В течение следующих почти тысячи лет — в период средневековья, понятие «коррупция» приобретает исключительно церковное, каноническое значение — как обольщение, соблазн дьявола. Коррупция в богословии католицизма стала проявлением греховности, ибо по Апостолу Иоанну «грех есть беззаконие».

Ведущие мировые религии, из всех видов коррупции осуждают в первую очередь подкуп судей.

Несмотря на осуждение церкви, в Европе в эпоху раннего средневековья использование служебного положения для личных поборов с населения часто становилось общепринятой нормой. Ведь чем более централизованным являлось государство, тем больше функций сосредотачивали в своих руках светские и церковные чиновники, использующие всевластие и бесконтрольность для личного обогащения. Право даровать индульгенции, освобождение от наказаний вследствие отпущения грехов, давало немалый дополнительный доход.

На юге Франции подобная коррупция особенно процветала. Имелись церкви, например, в которых мессы не служились более тридцати лет. Многие священники пренебрегали спасением душ своих прихожан и занимались коммерческой деятельностью или заправляли большими поместьями.

В Великобритании средних веков широко процветала коррупция практически во всех ветвях власти.

Процесс становления централизованного государства на Руси сопровождался формированием разветвленной системы управления. С этого времени коррупция в России приобретает системный характер.

Формирование государственного аппарата осуществлялось по принципу местничества, основанного на критериях знатности происхождения. Показательные наказания коррумпированных чиновников обычно не давали почти никакого результата, потому что на место устраненных (разжалованных или казненных) появлялись новые вымогатели взяток. Наиболее ярко эта умеренная терпимость к коррупции заметна в странах доколониального Востока. Так, в средние века коррупция в Китае была узаконена и строго регулировалась сверху. Чиновники кормились от населения, под надзором императорских эмиссаров.

Современное понятие коррупции начинает складываться на рубеже Нового времени с началом образования централизованных государств и ныне существующих правовых систем.

Важный импульс к осмыслению политического аспекта коррупции дают труды Никколо Макиавелли. Коррупцию он сравнивал с болезнью, например, чахоткой. Он отмечал, что если своевременно обнаружить зарождающийся недуг, что дано лишь мудрым правителям, то избавиться от него нетрудно, если же он запущен так, что всякому виден, то никакое снадобье уже не поможет.

В последующем акцент в понимании коррупции был перенесен на ее правовую сторону. Томас Гоббс спустя век напишет, что коррупция «есть корень, из которого вытекает во все времена и при всяких соблазнах презрение ко всем законам».

Вывод, сделанный в середине XVII века, оказался актуален и в начале XXI века.

Постепенно начинает меняться и отношение общества к личным доходам государственных чиновников. Идеология общественного договора провозглашала, что подданные платят налоги государству в обмен на то, что оно разумно вырабатывает законы и строго следит за их неукоснительным выполнением. Личные отношения стали уступать место чисто служебным, а потому получение чиновником личного дохода, помимо положенного ему жалования, начали трактовать как нарушение общественной морали и норм закона.

Однако, несмотря на распространение передовых идей просвещения, правового государства, гражданского общества в реальной жизни в новое время коррупция не исчезает. Сохраняет свое значение такая ее форма как фаворитизм.

Например, прусский король Фридрих II подозревал, что австрийская императрица Мария Терезия подкупает его министров. В этих условиях и он считал возможным оказывать министрам Марии Терезии сопоставимую «материальную поддержку».

С первым канцлером объединенной Германии Отто фон Бисмарком связаны «фонды пресмыкающихся» — «рептиллиенфонден», которые буквально «золотыми буквами» вписаны в историю немецкой коррупции. Бисмарк счел себя свободным от обязательства выплачивать деньги королю и образовал из них секретные фонды, направлявшиеся на подкуп.

В конце XIX-начале XX вв. во многих странах принимаются законы, направленные против взяточничества (например, Закон о взяточничестве в публичных организациях 1889 г. — Великобритания), антикоррупционное законодательство становится весьма разветвленным.

Новым этапом в эволюции коррупции в развитых странах стал рубеж XIX-XX вв. С одной стороны, начался новый подъем мер государственного регулирования и, соответственно, власти чиновников. С другой, рождался крупный бизнес, который в конкурентной борьбе стал прибегать к «скупке государства».

Таким образом, по мере роста значения политических партий в развитых странах получила развитие партийная коррупция, когда за лоббирование своих интересов крупные фирмы платили не лично политикам, а в партийную кассу. Крупные политики стали все чаще рассматривать свое положение как источник личных доходов.

Во 2-й половине ХХ века, после появления большого числа политически самостоятельных стран «третьего мира», их государственный аппарат, как правило, изначально оказался сильно подвержен системный коррупции. Дело в том, что на «восточные» традиции личных отношений между начальником и просителями здесь наложились огромные бесконтрольные возможности, связанные с государственным регулированием многих сфер жизни.

В «третьем мире» появились клептократические режимы (на Филиппинах, в Парагвае, на Гаити, в большинстве африканских стран), где коррупция тотально пронизывала все виды социально-экономических отношений, и без взятки просто ничего не делалось.

Рост мирохозяйственных отношений также стимулировал развитие коррупции. При заключении контрактов с зарубежными покупателями крупные транснациональные корпорации стали даже легально включать в издержки переговоров расходы на «подарки».

Еще более актуальной проблема стала в 1990-е, когда постсоциалистические страны продемонстрировали размах коррупции, сопоставимой с ситуацией в развивающихся странах.

Таким образом, ни одна страна не может считать себя застрахованной от коррупции. На современном этапе коррупция всё больше начала становиться международной проблемой. Подкуп корпорациями высших должностных лиц за границей приобрел массовый характер. Глобализация привела к тому, что коррупция в одной стране стала негативно сказываться на развитии многих стран.



Список литературы:

  1. Сатаров Г.А., Левин М.И. Россия и коррупция: кто кого? // Российская газета. 1998. 19 февр.
  2. Организованная преступность - 3 / Под ред. А.И.Долговой, С.В.Дьякова. М.: Криминологическая ассоциация, 1996.
  3. Коррупция как угроза национальной безопасности: методология, проблемы и пути их решения. ХабибулинА.Г.Журнал российского права, 2007.
  4. Еделев А.Л. Коррупция как системная угроза стабильности и экономической безопасности Российской Федерации//Налоги. 2008. Специальный выпуск. Январь.
  5. Головщинский К. И. Диагностика коррупциогенности законодательства. / Под ред. Г. А. Сатарова и М. А. Краснова.
  6. Коррупция как угроза национальной безопасности: методология, проблемы и пути их решения. Хабибулин А.Г.Журнал российского права, 2007.


Комментарии:

Фамилия Имя Отчество:
Комментарий: