» ГЛАВНАЯ > К содержанию номера
 » Все публикации автора

Журнал научных публикаций
«Наука через призму времени»

Май, 2017 / Международный научный журнал
«Наука через призму времени» №2 2017

Автор: Чалова Юлия Николаевна, студент
Рубрика: Филологические науки
Название статьи: Мотив исповеди, проповеди, отповеди в романе А.С.Пушкина "Евгений Онегин"

Статья просмотрена: 329 раз

Аннотация. Статья посвящена изучению ответа Евгения Онегина на письмо Татьяны. Исследуется мотив исповеди, отповеди, проповеди в романе А.С.Пушкина «Евгений Онегин». Доказывается наличие этих трех явлений, не исключая каждое из них.

Ключевые слова: исповедь, отповедь, проповедь.

 

Тема любви - прекрасная, как и чувство, которое ее породило. Она повлияла на создание многих литературных произведений, но в каждую эпоху выражала какие-нибудь уникальные нравственно-эстетические ценности. Ведь любовь - это чувство, которое заставляет погибать и совершать преступления, чувство, благодаря которому можно перевернуть горы, кардинально изменить ход истории, чувство, дающее ощущение эйфории и заставляющее страдать, чувство, без которого жизнь не имела бы смысла. Но всегда ли любовь является наслаждением?

В нашем отечественном литературоведении принято, что ответ Онегина на письмо Татьяны является «отповедью», на крайний случай - «сухим нравоучением». В своем эссе «Мой Пушкин» М.И.Цветаева пишет: «Да, да, девушки, признавайтесь — первые, и потом слушайте отповеди, и потом выходите замуж за почётных раненых, и потом слушайте признания и не снисходите до них...» [8, с.124].

Правда, в работах других авторов можно встретить и иные истолкования ответа Онегина: от уклончивого «объяснения» и дипломатичного ответа до вполне конкретного «возражения».

В книге В.Н. Турбина «Поэтика романа А.С. Пушкина «Евгений Онегин» раз за разом ответ Онегина называется именно отповедью [6, с.62].

Необходимо разобраться — а что же всё-таки было? Как точно назвать то, что «поведал» Онегин влюблённой очарованной девушке в «тот страшный час» у скамейки?

Начнём всё-таки с отповеди. В «Толковом словаре» под редакцией Д.Н.Ушакова читаем «Отповедь - ответ, заключающий в себе строгое и неодобрительное возражение, выговор» [7, с.576]. Даже неискушённому читателю бросится в глаза, что самое основное и лексически окрашенное в значении слова «отповедь» - выговор. Ещё более точное толкование этого понятия находим в «Толковом словаре русских существительных». «Отповедь — текст, представляющий собой замечание, строгое и неодобрительное, возражение, ответ, содержащий осуждение чьих-либо слов, поступков» [1, с.504].

На наш взгляд, никаких сомнений не вызывает то, что для самой Татьяны это была отповедь, ведь для нее его слова стали отпором чувств:

«...Учитесь властвовать собою; Не всякий вас, как я, поймет; К беде неопытность ведет».

Холодная «отповедь» Евгения убила в Татьяне едва зародившуюся надежду на счастье. Читая письмо, Татьяна молчала, но это было лишь внешнее молчание. На самом деле ее душа то кричала, то тихо молилась.

Однако сам автор «Евгения Онегина», подводя итог объяснению двух своих главных героев, однозначно подчёркивает деликатность Онегина:

Вы согласитесь, мой читатель,

Что очень мило поступил

С печальной Таней наш приятель;

Не в первый раз он тут явил

Души прямое благородство...

Барышня наивна, неопытна и по-детски непосредственна. Провести этот разговор так, чтобы не вызвать резко отрицательной реакции - дело очень сложное. А ведь Онегин этого добился. Несмотря на то, что он не предложил Татьяне руку и сердце, она продолжала надеяться. Иначе как понять вихрь чувств во время именин, святочное гадание перед Татьяниным днём и многое другое, связанное с тем несчастным днём? Да и в самом ответе Онегина прозвучали слова, которые Татьяна Ларина, наверное, хорошо помнила. Может быть, в первую очередь именно их она и помнила:

Я вас люблю любовью брата

И, может быть, ещё нежней.

Кстати, в комментариях к четвёртой главе «Евгения Онегина» Ю.М. Лотман по поводу объяснения у скамейки писал: «Онегин повёл себя не  по законам литературы, а по нормам и правилам, которыми руководствовался достойный человек пушкинского круга в жизни» [2, с.157].

Даже Лотман не вносит ясность в определение того, как можно и нужно называть объяснение Онегина с Татьяной. В том самом комментарии наряду с фразой «...проповедь Онегина противопоставлена письму Татьяны» - читаем: «Светская отповедь Онегина отсекала возможность и идиллического, и трагического литературного романного трафарета» [2, с.189].

Опять - отповедь. Причем не простая, а «светская».

Так что же делать? Как выбраться из этой словесной разноголосицы? И с чем мы имеем дело: с «исповедью», «проповедью», «светской» или обычной «отповедью»? Думаю, что лучшего ответа чем у самого Пушкина, нам не найти. У него, кстати, слово отповедь отсутствует совсем.

В начале своего объяснения Онегин, как известно, произносит весьма примечательную фразу:

Примите исповедь мою:

Себя на суд вам отдаю.

Снова обратившись к словарю, читаем у С.И. Ожегова: «Исповедь — откровенное признание в чём-либо, чистосердечное изложение чего-либо» [4, с.437].

Одно то, что перед началом объяснения «минуты две они молчали», говорит о многом. Так ведут себя перед ответственным, может быть, даже жизненно важным разговором, когда тщательно взвешивают каждое готовое сорваться слово, боясь хоть чем-то ранить или оскорбить доверенность своего визави.

XIV и XV строфы в IV главе романа представляют собой настолько откровенное и доверительное признание в собственном несовершенстве, что впору позавидовать тому покаянному пылу, с которым Онегин отплачивает Татьяне за искреннее письмо «признаньем также без искусства». Епископ Пантелеимон (Шатов) пишет: «...Нельзя воспринять чистейший дар любви, не омыв себя от греховной грязи». Так, может быть, Евгений любил Татьяну...

И всё-таки будет не вполне корректно настаивать на том, что всё объяснение, а точнее монолог, Онегина представляет собой именно исповедь, тем более что сразу после окончания речи главного героя романа мы в первой же строке XVII строфы читаем: «Так проповедовал Евгений».

Значит, не исповедь, а проповедь? И да, и нет! Нет — потому что основное содержание предыдущих строф, как уже было отмечено ранее, является всё-таки «откровенным признанием». Но вот последние три строчки, завершающие монолог Онегина, по-видимому являются проповедью:

Учитесь властвовать собою;

Не всякий вас, как я, поймёт;

К беде неопытность ведёт.

Точки с запятой после каждой фразы явственно обнаруживают те паузы, которые делал Онегин, говоря столь важные для будущей жизни Татьяны Лариной слова. Проповедь скороговоркой не произносится, поскольку это, по определению академического «Словаря русского языка», - «нравоучительная речь, наученье, наставленье».

Автор Евгения Онегина по - пушкински точно характеризует монолог своего героя, сначала называя его «исповедью», а в заключение - «проповедью».

Рассмотрим эти три слова, «претендующие» на роль определения монолога Онегина, с точки зрения семантики их приставок. Ис поведь, отповедь, проповедь. Замени, например, приставку ис — на от - - и получится совершенно новое слово, имеющее иное лексическое значение.

В «Словаре русского языка» Академии наук СССР узнаём, что одно из основных значений приставки ис- ( оглушённого варианта из- )- направленность действия, движение изнутри, из пределов чего-либо. Логическое смысловое ударение падает на слово, рвущееся наружу. Покаянное слово сокрушённого грешника, оказывающего Татьяне высшее доверие и отдающего ей себя на суд. Доверие, которое Онегин оказывает Татьяне - своеобразная плата за её безыскусное послание, написанное с такою «простотой» и «умом».

В свою очередь, для приставки пров существительном характерно значение «направленности действия в глубину чего-либо». Это понятно. Идёт разговор из «души в душу». А именно такие разговоры становятся достоянием душевной «памяти».

И, наконец, приставка от-. Одно из многих её значений — «удаление, отдаление, отстранение от чего-либо». Конечно, нельзя механически накладывать значение отдельно взятой приставки на то или иное слово, а тем более рассматривать её независимо от самого слова. Согласимся, что кроме значения отстранения, слово «отповедь» содержит массу других смысловых оттенков [3, с.75-76].

Таким образом, проанализировав данное произведение, можно сделать вывод о том, что рассматривать роман с одной точки зрения не объективно, ведь присутствие трех явлений, исповеди, отповеди, проповеди, нельзя отрицать. В совокупности они создают ту неповторимую атмосферу, которая сопровождает читателя от самого начала и до конца.



Список литературы:

  1. Бабенко Г. Большой толковый словарь русских существительных. ‒ М., 2005. ‒ 864 с.
  2. Лотман Ю.Пушкин. Статьи и заметки. ‒ СПБ, 1997. ‒ 847 с.
  3. Лялько Н.В. Тогис — задачник по русскому языку и литературе. ‒ Владивосток, 2013. ‒ 122 с.
  4. Ожегов С.И. Толковый словарь русского языка. ‒ М., 2012. ‒ 1376 с.
  5. Пушкин А.С. Евгений Онегин. ‒ М., 2016. ‒ 512 с.
  6. Турбин В.Н. Поэтика романа А.С.Пушкина «Евгений Онегин». ‒ М., 1996. ‒ 231 с.
  7. Ушаков Д.Н. Большой толковый словарь русского языка. ‒ М., 2014. ‒ 960 с.
  8. Цветаева М. Мой Пушкин. ‒ СПБ., 2010. ‒ 224 с.


Комментарии:

Фамилия Имя Отчество:
Комментарий: