» ГЛАВНАЯ > К содержанию номера
 » Все публикации автора

Журнал научных публикаций
«Наука через призму времени»

Октябрь, 2017 / Международный научный журнал
«Наука через призму времени» №7 2017

Автор: Сергеев Игорь Викторович, студент, 2 курс
Рубрика: Филологические науки
Название статьи: Символика, традиционные жанры и мотивы в романе о Тристане и Изольде

Статья просмотрена: 269 раз

УДК 82.0  

СИМВОЛИКА, ТРАДИЦИОННЫЕ ЖАНРЫ И МОТИВЫ В РОМАНЕ О ТРИСТАНЕ И ИЗОЛЬДЕ

Сергеев Игорь Викторович

студент 2 курса факультета журналистики,

МГУ им. М. В. Ломоносова, г. Москва

Аннотация: в статье анализируются символические образы и традиционные жанровые особенности реконструкции романа о Тристане и Изольде Жозефа Бедье. В работе показан разбор кельтских сказаний и жанров, формирующих семантику и структуру произведения.

Ключевые слова: символы, кельтские сказания, средневековая литература, имрам, эхтра, гейс.

 

В основе романа о Тристане и Изольде лежит популярная средневековая легенда о любви между юношей Тристаном из королевства Леонуа и прекрасной Изольдой Белокурой, королевы корнуэльской. Природа нашего сюжета отличается от традиционного куртуазного и рыцарского романа, потому что в основе его расположен целый ряд древних сказаний, легенд и мифов. Легенды эти носят отнюдь не исторический характер, например, как легенды о подвигах национальных героев Роланда и Сида. Характер нашей легенды, по мнению А.Д. Михайлова, – мифологический, чем и объясняется акуртуазность сюжета. [6, с. 35]

Ю.М. Лотман писал, что «символ и в плане выражения, и в плане содержания всегда представляет собой некоторый текст, т. е. обладает некоторым единым замкнутым в себе значением и отчетливо выраженной границей, позволяющей ясно выделить его из окружающего семиотического контекста. <…> Являясь важным механизмом памяти культуры, символы переносят тексты, сюжетные схемы и другие семиотические образования из одного пласта культуры в другой».  [4, с. 191]

Такими символами в романе о Тристане и Изольде являются следующие образы:

А) Море

Сразу же нужно уточнить, что море в романе выполняет не просто роль фона, оно становится полноправным действующим лицом. Именно при участии «моря» получает развитие любовная линия главных героев, при его же участии происходит и кульминация, и развязка:

1.Тристан, смертельно раненный в поединке с Морхольтом, отправляется в ладье неизвестно куда, без весел, без парусов, без оружия, надеясь, что «море» положит конец его страданиям, НО, приплывает в Ирландию, где Изольда его излечивает.

2. При помощи моря Тристан снова оказывается у берегов Ирландии, выполняя поручение короля Марка – найти девушку с золотыми волосами.

3. Тристан и Изольда выпивают любовный напиток.

4.  Изольда отправляется на корабле Каэрдина к умирающему Тристану.

Мы видим, что море появляется в романе не просто так. Оно появляется в переломные и узловые моменты жизни героев. Все перипетии отношений героев, как пишет Мишель Казенав, разворачиваются на фоне моря, и при помощи его: и первая встреча, и начало любви, и расставание, и трагичный финал. [7, с. 34] Море является субститутом Изольды. В связи с этим, становится заметен и космогонический мотив легенды: Тристан ассоциируется с Солнцем, Изольда -  с Водой, таким образом, их любовь - борьба этих стихий. С другой стороны, так как море – субститут Изольды, то море – судьба Тристана, его любовь.

Она также нестабильна, непостоянна, ненадежна. Герой вверяет себя любви и судьбе, и эти две категории становятся подобными морю.

Б) Лес Моруа

В композиции романа события, происходящие в лесу Моруа занимают особую часть. Она полностью посвящена любви героев. Лес в романе символизирует некую стабильность, хотя если судить объективно, то стабильностью их жизнь назвать нельзя:

«Питаются они только мясом диких зверей, вспоминая с сожалением о вкусе соли и хлеба. Их изможденные лица побледнели; одежда, раздираемая шипами, превращается в лохмотья».

Герои живут впроголодь, не досыпают, ходят почти нагие и больные, но тем не менее, как замечает автор:

«Они любят друг друга – и не страдают».

Таким образом, говоря о стабильности, нужно понимать, что наступает стабильность их чувств, их духовной жизни, а не внешней. В данном эпизоде чувствуется влияние буколической литературы, но также выбор данного места продиктован и особенностью мировоззрения человека Средних веков. Как подмечал А. Я. Гуревич, в эту эпоху «лесной ландшафт присутствует в народном сознании, в фольклоре, в воображении поэтов». [1, с.138]

В) Кольцо

«Есть у меня перстень из зеленой яшмы – возьми его из любви ко мне, носи его на пальце. А если когда-нибудь посланец станет утверждать, что он явился от твоего имени, я ему не поверю, что бы он ни делал и ни говорил, пока не покажет мне этот перстень; но лишь только я его увижу, никакая сила, никакой королевский запрет не помешают мне сделать то, о чем ты меня попросишь, будет то мудро или безумно».

Вышеупомянутая цитата из реконструкции Ж. Бедье романа о Тристане и Изольде показывает нам еще один образ-символ – образ кольца. С давних времен форма круга обозначает целостность и единство. Изольда, вручив Тристану перстень, дает понять, что теперь они навек неразрывны.

Джек Трессидер, составитель словаря символов, считает, что акт дарения кольца обозначает решение быть верным своему слову [2, с. 157]. Кольцо является и посланником, говорящим о беде: вместе с кольцом Каэрдин передает Изольде весть об умирающем Тристане.

Говоря про роман о Тристане и Изольде, принято иметь в виду не один текст какого-либо конкретного автора (будь то Бедье, Беруль или Тома). Под романом о Тристане и Изольде подразумевается множество прозаических, стихотворных, наиболее современных версий и древний сказаний. Параллели с сюжетом романа мы находим и в античных, и в восточных, и в кавказских сказаниях, но все же в большей степени на трансформацию этой легенды, её обрамление в Средние века повлияли кельтские сказания.

Можно выделить три традиционных кельтских жанра, повлиявших на основу романа:

1. Имрам (др.-ирл. immram, от imb-, imm- 'вокруг' и -(id) 'грести') – жанр ирландских сказаний, в котором ведется описание чудесного плавания героя в Потусторонний мир. Этот жанр преобразуется в ведущий мотив романа о Тристане и Изольде, мотив перемены его судьбы. Как уже было сказано ранее, море и вода – олицетворение его судьбы. Тристан – путешественник, он не может быть удовлетворен своим положением, он постоянно бежит то за спасением, то от беды, то от любви, то за любовью. Герои не могу жить долго друг без друга, но и быть вместе они тоже не могут. Так и получается, что участь Тристана – это вечное чудесное плавание, чудесные подвиги, вечное возвращение без права на счастливый финал.

2. Эхтра (др.-ирл. echtra — «странствие») — один из основных жанров ирландских легенд, повествующий о приключениях героя в Потустороннем мире (Tír na nÓg или Mag Mell).

Эхтра отличается от родственного жанра имрам тем, что в последнем в центре внимания — само путешествие по дороге в потусторонний мир, в то время как в эхтре — приключения героя в потустороннем мире. Данный жанр примыкает в романе к вышеупомянутому жанру. Если с чудесным плаванием ассоциируется море и судьба Тристана, то под Потусторонним миром подразумевается Бретань – «опустошенная равнина с повсюду обрушившимися стенами, деревнями без жителей, полями, выжженными огнем». Именно в этой стране Тристан находит свою вторую жену – Белорукую Изольду, брак с которой, он надеялся, избавит его от любви к первой Изольде.

Но не только Бретань олицетворяет Потусторонний мир. «Блаженная страна живых» также является поэтическим образом Потустороннего мира. Наличие двух подобных миров порождает антитезу. Бретань, вторая Изольда – это искаженная реальность для Тристана. В ней он также доблестный рыцарь, замечательный друг. У него есть любимая жена. Но этот мир искажает настоящие чувства: белорукую Изольду он не любит, и в тайне продолжает греть любовь в сердце к Изольде белокурой. От тоски по ней, от оскорбления возлюбленной, которой он не смог перенести, он тяжело заболевает и умирает. В подобной развязке проявляется один из традиционных финалов эхтры: герой либо навсегда остается в Потустороннем мире (как и Тристан), либо покидает его, и возвращается в свой мир, в котором за его отсутствие прошло большое количество лет.

«Блаженная страна живых», где «высится замок из белого мрамора; в каждом из тысячи его окон горит свеча, и у каждого жонглер играет и поет бесконечную мелодию», где «солнце не светит, и никто не сетует, что его нет» - это образ небесного Иерусалима, характерный для Средневековой литературы. Это олицетворение жизни после смерти. Данный образ вновь подтверждает мысль о том, что любовь Тристана и Изольды трагична и в ней априори не может быть долгой и счастливой совместной жизни героев, столь характерной для персонажей сказок.

3. Айтхеда - жанр похищения, который в романе преобразуется в мотив бегства влюбленных в лес Моруа. Именно в лесу наступает счастье героев, но в то же время и переломный момент в их судьбе, после чего им предстоит расстаться почти до конца жизни

Особое место в структуре и композиции романа занимает традиционный кельтский мотив гейса - заклятья и оков любви.

Гейс (др.ирл. geis, гэльск. geas) — распространённая в древности разновидность запрета-табу в Ирландии. Нарушивший гейс человек умирал в страданиях. Этот традиционный мотив, как и мотив оков любви трансформируется в романе в виде любовного зелья: мать Изольды варит волшебный напиток и вручает его Бранжьене затем, чтобы его выпили Марк и Изольда. Но запрет был нарушен, и любовные чары связали Тристана и Изольду. В связи с мотивом гейса можно рассматривать любовь героев с разных сторон:

          Любовь-случай: в трагичной судьбе виновен случай, так как Бранжьена недосмотрела за напитком, а девочка-служанка по незнанию опоила им героев

          Любовь-проклятие: так как и Бранжьена, и Тристан, и Изольда нарушили гейс, они вынуждены страдать

          Любовь-дар: любовь героев – дар Бога

Более ранние версии трактовки сюжета тяготеют к толкованию любви как случая или проклятия, но более поздние версии, включая и реконструкцию Жозефа Бедье принимают другую позицию: любовь Тристана и Изольды дарована Богом, и даже не смотря на её незаконность, она дана свыше.

Выводы:

1.         Роман о Тристане и Изольде представляет собой сложноорганизованную семантическую систему, источниками которой являются традиционные жанры древнекельтской литературы.

2.         Особую роль в романе играет вещная и природная символика, обуславливающая более глубокое прочтение смыслов произведения.

3.         Разнообразие источников и многосимвольность образов позволяет осуществлять различные трактовки и интерпретации легендарного сюжета, что обуславливает дальнейшие перспективы исследования.

 



Список литературы:

  1. Гуревич А.Я. Категории средневековой культуры. - М.: Искусство, 1972. – 285 с.
  2. Джек Трессидер. Словарь символов. – М., 1999. – 448 с.
  3. Жозеф Бедье «Тристан и Изольда» Перевод с франц. А. А. Веселовского. М.: "Аргус", 1993. – 192 с.
  4. Лотман Ю.М. Избранные статьи. Т. 1. - Таллинн, 1992. – 479 с.
  5. Михайлов А.Д. Средневековые легенды и западноевропейские литературы. – М.: Языки славянской культуры, 2006. – 263 с.
  6. Кельтская мифология. Энциклопедия. Пер. с англ. С. Головой и А. Голова, Эксмо, 2002. – 240 с.
  7. Cazenave M. Le Philtre et l'amour, 1969


Комментарии:

Фамилия Имя Отчество:
Комментарий: