» ГЛАВНАЯ > К содержанию номера
 » Все публикации автора

Журнал научных публикаций
«Наука через призму времени»

Октябрь, 2017 / Международный научный журнал
«Наука через призму времени» №7 2017

Автор: Гусейнов Мурад Рауфович, магистр
Рубрика: Юридические науки
Название статьи: Проблемы поддержание прокурором государственного обвинения в стадии судебного разбирательства

Статья просмотрена: 765 раз

ПРОБЛЕМЫ ПОДДЕРЖАНИЕ ПРОКУРОРОМ ГОСУДАРСТВЕННОГО ОБВИНЕНИЯ  В СТАДИИ СУДЕБНОГО РАЗБИРАТЕЛЬСТВА

Гусейнов Мурад

магистр

Волгоградский Государственный Университет, г.Волгоград

 

Аннотация: в статье рассмотрен  полномочия прокурора в уголовном производстве, круг проблем поддержания прокурором государственного обвинения  в стадии судебного разбирательства

Ключевые слова: прокурор, уголовное производство, доказывание, суд, государственный обвинитель, обвиняемый.

 

Анализируя полемику о роли и назначении прокурора в уголовном судопроизводстве, в частности в стадии судеб­ного разбирательства, практически ни один из участников дискуссии уголовного процечча, выступающих как в защиту прокуратуры, так и критикующих ее, в большей степени за обвинительный уклон, не ратует за расширение полномочий прокурора в уголов­ном судопроизводстве, даже наоборот. Надо отметить, что у работников органов следствия и прокуратуры есть даже определенные норма­тивные, законодательные основания, чтобы чувствовать себя перед судом весьма уверенно, чтобы негодовать, когда суд не принимает на веру их выводы по делу. Они даже не осоз­нают правомерность судебного контроля по отношению к расследованию. Не последнюю роль в создании такого по­ложения играет система взаимоотношений между судом и прокуратурой, противоречивость регулирующего их де­ятельность законодательства.

Пол­номочия прокурора в уголовном судопроизводстве для осу­ществления уголовного преследования и осуществления функции обвинения, возможно, и достаточны, однако мы полагаем, что в юридической литературе функция обвинения исследуется в большей части лишь в аспекте уголовного преследования. По действующему законодательству проку­рор как основной участник уголовного судопроизводства со стороны обвинения, наделен более привилегированным положением, нежели потерпевший и для прокурора важнее выполнение государственных задач — добиться публично­го обвинения, что касается основного интереса потерпев­шего — восстановления нарушенных прав и компенсации причиненного вреда, по нашему мнению, это его интересу­ет во вторую очередь. При рассмотре­нии объема полномочий прокурора в уголовном судопро­изводстве есть необходимость акцентировать внимание на этом аспекте проблемы, так как участие прокурора в уго­ловном судопроизводстве для реализации назначения уголовного судопроизводства имеет самое непосредственное значение.

 Следует отметить, что совершенно правильно, что прокурор в соот­ветствии с процессуальным законодательством вправе обра­титься в суд с заявлением или вступить в дело в любой стадии процесса, если этого требует защита прав граждан и охраня­емых законом интересов общества или государства. Ведь не секрет, что сегодня в нашем государстве многие люди просто боятся обращаться в суд с жалобами на незаконные действия органов власти, тем более на действия руководителей ком­мерческих структур. У людей нет ни денег на адвокатов, ни сил годами ходить в суд по своему иску, ни желания бороть­ся с «ветряными мельницами». Кроме того, население пугает, что предпринимательские структуры обслуживают не толь­ко юридические конторы, но и коррумпированные чиновники и незаконные вооруженные группы поддержки. В этих усло­виях наличие у прокуратуры полномочий надзора за испол­нением законов всеми органами и организациями, а также право предъявлять и поддерживать иски в суде от имени го­сударства в защиту законных интересов граждан и право об­жаловать незаконные и необоснованные решения суда явля­ется объективной необходимостью.

В соответствии со ст. 246 УПК РФ участие государствен­ного обвинителя обязательно в судебном разбирательстве уголовных дел публичного и частно-публичного обвинения. Государственный обвинитель представляет доказательства и участвует в их исследовании, излагает суду свое мнение по существу обвинения, а также по другим вопросам, воз­никающим в ходе судебного разбирательства, высказы­вает суду предложения о применении уголовного закона и назначении подсудимому наказания.

Таким образом, прокурор всеми своими действиями способствует достижению назначения уголовного судопро­изводства — защите прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений, и соблюдению закон­ности и состязательности при производстве по уголовному делу.

Если же в ходе судебного разбирательства он придет к убеждению, что представленные доказательства не подтверж­дают предъявленное подсудимому обвинение, то он должен отказываться от обвинения и должен изложить суду мотивы отказа, тем самым реализуя назначение уголовного судо­производства — защиту личности от незаконного и необос­нованного обвинения и осуждения. В соответствии с требо­ваниями ч. 2 ст. 6 УПК РФ и на основании ч. 7 ст. 246 УПК РФ прокурор отказывается от уголовного преследования не­виновных, добиваясь освобождения их от наказания. В уго­ловном судопроизводстве на прокурора возложена задача охраны прав и свобод человека и гражданина, он должен спо­собствовать реализации и соблюдению принципа невиновнос­ти и других принципов. При этом полный или частичный отказ государственного обвинителя от обвинения в ходе судебно­го разбирательства влечет за собой прекращение уголовно­го дела или уголовного преследования полностью или в соот­ветствующей части. Указанные требования уголовно-процессуального за­кона, безуслов­но, еще раз подтверждают, что прокурор выполняет и должен выполнить в уголовном судопроизводстве не только функцию уголовного преследования, но и надзора за соблюдением законов, и в первую очередь надзора за соблюдением и ре­ализацией принципов уголовного судопроизводства.

С принятием Уголовно-процессуального кодекса РФ полномочия прокурора в суде изменились. Согласно ст. 37 УПК РФ прокурор является должностным лицом, уполно­моченным в пределах компетенции осуществлять от име­ни государства уголовное преследование в ходе уголовно­го судопроизводства, а также надзор за процессуальной деятельностью органов дознания и предварительного след­ствия. Таким образом, получается, что надзорная функция на прокурора возложена только в ходе досудебного производ­ства по уголовному делу.

 Анализ уголовно-процессуального зако­нодательства относительно полномочий, предоставленных прокурору, позволяет констатировать о фактическом сохра­нении за ним надзорных полномочий при рассмотрении уго­ловного дела в суде. Это, конечно, вступает в противоречие с положением прокурора как стороны, осуществляющей уго­ловное преследование в судебных стадиях уголовного про­цесса. Потому следует либо закрепить положение прокуро­ра как стороны по делу с приданием соответствующих прав и возложением обязанностей, либо закрепить в уголовно-про­цессуальном законодательстве фактически существующую надзорную функцию прокурора в суде.

Комментируя  вышеупомянутую позицию, необходимо под­черкнуть, что исследователи данной проблемы всегда ис­ходили из того, что прокурор, как в прежнем, так и в дей­ствующем уголовном процессе как сторона не был обделен процессуальными полномочиями, более того, практически во всех случаях подчеркивалось, что прокурор был и оста­ется в привилегированном положении.

Один из самых бурно обсуждаемых вопросов, касающихся полномочий прокурора в стадии судебного раз­бирательства после принятия Уголовно-процессуального кодекса РФ, является вопрос о праве прокурора на полный или частичный отказ от предъявленного подсудимому обви­нения. Интерес к данному вопросу продиктован его исклю­чительным значением для стадии судебного разбирательс­тва и для каждого участника уголовного процесса в целом. Современное регулирование отказа прокурора от обвине­ния отличается от того, которое было предусмотрено в УПК РСФСР. В частности, ч. 4 ст. 248 УПК РСФСР устанавлива­ла право суда продолжить судебное разбирательство по де­лу даже в тех случаях, когда прокурор отказывается от под­держания государственного обвинения. Постановлением Конституционного Суда РФ эта норма была признана не со­ответствующей Конституции РФ как налагающая обязанность на суд выполнять обвинительную функцию.

Статья 6 УПК РФ в качестве назначения уголовного су­допроизводства закрепляет защиту прав и интересов по­терпевших от преступлений, поэтому положение ч. 7 ст. 246 УПК РФ не соответствует назначению уголовного судопро­изводства, в частности процессуальное регулирование пос­ледствий отказа прокурора от обвинения в судебном раз­бирательстве. Потерпевший должен иметь возможность принимать участие в обсуждении последствий отказа прокурора от обвинения, а также возражать против прекращения производства по делу по данному основанию. При наличии разногласий между прокурором и потерпев­шим по поводу обоснованности отказа от обвинения закон должен предоставить потерпевшему возможность поддержи­вать обвинение без прокурора, отказавшегося от обвинения.

Обращаясь к судебной практике законодательного уре­гулирования вопросов, связанных с отказом прокурора от обвинения, необходимо обратить внимание на постановле­ние Конституционного Суда Российской Федерации от 8 де­кабря 2003 г. в связи с положениями уголовно-процессуаль­ного закона, изложенными в ст. 246 и 254 УПК РФ, в котором указано, что, наделяя полномочиями государственного об­винителя и связанной с этим обязанностью суда прекратить уголовное дело или уголовное преследование либо признать подсудимого виновным в менее тяжком преступлении, уголов­но-процессуальный закон исходит из того, что уголовное су­допроизводство осуществляется на основе принципа состя­зательности и равноправия сторон, в соответствии с которым функции обвинения и разрешения дела отделены друг от дру­га и возложены на разных субъектов. Данный принцип, во вся­ком случае, предполагает, что возбуждение уголовного пре­следования, формулирование обвинения и его поддержание перед судом обеспечиваются указанными в законе органами и должностными лицами, а также потерпевшим; к ведению же суда относится проверка и оценка правильности и обос­нованности сделанных названными органами и лицами выво­дов по существу обвинения.

Суд при отказе государственного обвинителя от обвине­ния в ходе предварительного слушания должен вынести по­становление о прекращении уголовного дела.

Полный или частичный отказ государственного обви­нителя от обвинения в ходе судебного разбирательства, а также изменение им обвинения в сторону смягчения предо­пределяют принятие судом соответствующего решения. При этом, однако, прокурор обязан изложить суду мотивы отказа от обвинения, исходя из указанных в п. 1 и 2 ст. 24 и п. 1 и 2 ст. 27 УПК РФ оснований (отсутствие события преступления, отсутствие в деянии состава преступления). Равным образом мотивированное обоснование необходимо и при изменении обвинения в сторону смягчения.

Действующее уголовно-процессуальное законодательс­тво по общему правилу исключает проверку обоснованности процессуальных решений только в тех случаях, когда на при­нимающем это решение лице не лежит обязанность привести его мотивы (в частности, при постановлении приговора в слу­чае согласия обвиняемого с предъявленным обвинением или на основе вердикта коллегии присяжных заседателей).

Если же закон требует указания мотивов решения, то тем самым предполагается и возможность их последующей проверки.

Использование предусмотренных уголовно-процессуальным законом оснований отказа от обвинения или изменения обвинения в сторону смягчения, как правило, предполагает необходимость предшествующего анализа всех собранных по делу доказательств и их правовой оценки. Это подтверж­дается, в частности, тем, что в иных ситуациях по таким ос­нованиям, как отсутствие события преступления, отсутствие в деянии состава преступления и непричастность подсудимого к совершению преступления, суд постановляет оправдатель­ный приговор.

Следовательно, как указано в упомянутом поста­новлении Конституционного Суда Российской Федерации, сами по себе отказ государственного обвинителя от обви­нения и изменение обвинения в сторону смягчения, а также принятие судом соответствующего решения могут иметь мес­то лишь по завершении исследования значимых для такого рода решений материалов дела и заслушивания мнений по этому поводу участников судебного заседания со стороны обвинения и защиты.

Законность, обоснованность и справедливость такого решения возможно проверить в вышестоящем суде, что со­ответствует Конституции Российской Федерации. Допускаем и допустим в соответствии с ч. 9 ст. 246 УПК РФ пересмотр определений или постановлений суда о прекращении уго­ловного дела из-за отказа государственного обвинителя от обвинения ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств и не может рассматриваться в качестве достаточной гаран­тии прав участников уголовного судопроизводства, посколь­ку возобновление дела в таких случаях осуществляется по инициативе не самих сторон, а только указанных в уголовно-процессуальном законе должностных лиц, а также если такие обстоятельства, которые указаны в гл. 49 УПК РФ, влекут пе­ресмотр судебных решений лишь в конкретных случаях.

Кроме этого, содержащийся в ч. 9 ст. 246 УПК РФ запрет пересмотра определений или постановлений суда о прекра­щении уголовного дела ввиду отказа прокурора от обвинения исключает их проверку в кассационном порядке, что не согла­суется с другими нормами уголовно-процессуального закона, закрепляющими права участников уголовного судопроизводс­тва на обжалование не вступивших в законную силу судебных решений. Ограничение права на доступ к правосудию в дан­ном случае право обращения в вышестоящую инстанцию не может быть оправдано конституционно значимыми целями, как они обозначены в ч. 3 ст. 55 Конституции РФ.

 



Список литературы:

  1. Ткачев И.B. Прокуратура как государственный орган с особым статусом / И. B. Ткачев // Законность. - 2014. - № 9.- С.19-21.
  2. КарповH.H. Прокуратура: надзор или деятельность?/H.H. Карпов // Законность. - 2014. - № 8.- C.7-11.
  3. Прокуратура как орган защиты интересов местного самоуправления в Российской Федерации /B.H.Андриянов //Вестник Тюменского государственного университета. - 2013. - № 3.- С.122-130.
  4. Горбачев A. Прокуратура - страж законности и правопорядка / A. Горбачев // Наша власть: дела и лица. - 2013. - № 11/12.- С.48-51.
  5. Акопов Л. B. Прокуратура в системе органов государственной власти: российский и зарубежный подходы / Акопов Л. B. // Бизнес в законе. - 2013. - № 4.- С.64-66.


Комментарии:

Фамилия Имя Отчество:
Комментарий: