» ГЛАВНАЯ > К содержанию номера
 » Все публикации автора

Журнал научных публикаций
«Наука через призму времени»

Май, 2017 / Международный научный журнал
«Наука через призму времени» №2 2017

Автор: Рубцова Вита Владиславовна, Магистр 1 курса
Рубрика: Юридические науки
Название статьи: Соотношение процессуальных функций прокурора на досудебных стадиях уноловного судопроизводства

Статья просмотрена: 245 раз

Аннотация. Целью исследования является определение оптимального соотношения процессуальных функций прокурора на досудебных стадиях уголовного процесса. Для реализации указанной цели поставлены следующие задачи: проанализировать разные взгляды ученых-процессуалистов относительно приоритетности функций прокурора на досудебных стадиях уголовного процесса; выявить причины  способствующие плюрализму мнений; выработать собственную позицию о соотношении процессуальных функций прокурора.

Ключевые слова: уголовное судопроизводство, прокурор, функции прокурора, стадии уголовного процесса

 

Прокуратура исторически являлась и является многофункциональным органом, в связи с этим долгое время, в теории уголовного процесса ведутся споры относительно процессуальных функций прокурора и их приоритетности.

Категория «функции» в уголовно-правовой науке достаточно дискуссионная. Долгое время в научных кругах ведутся споры относительно данного понятия, и необходимо отметить, что точки зрения на этот вопрос разительно отличаются друг от друга.

В связи с этим, в данной работе, позволим себе, не вдаваясь в подробности дискуссий, согласиться с определением функции как направления процессуальной деятельности [4, c.49].

Как уже отмечалось выше, на протяжении всей истории развития института прокуратуры, прокурору были присущи, как минимум две функции. Некоторые авторы выделяют большее количество направлений процессуальной деятельности органов прокуратуры.

Тем не менее, большинство авторов придерживаются позиции, что органами прокуратуры реализуется функция уголовного преследования и функция прокурорского надзора. Очевидно, что соединение в деятельности одного должностного лица нескольких функций автоматически ставит вопрос о их соотношении и возможном приоритете одной из них.

Действительно, долгое время в уголовно-процессуальной науке мнения ученых разделялись. Одни авторы выделяли как основную - функцию уголовного преследования, а другие видели во главе процессуальной деятельности прокурора -  функцию  надзора.

Так, например, Ф.М. Ягофаров писал, что несмотря на чрезвычайно широкий объем заботы об охранении закона, лежащий на прокуратуре, в деятельности ее преимущественное значение имеет другая сторона - обвинительная. Автор также считал, что осуществление прокурорского надзора за деятельностью органов предварительного расследования реализуется в рамках функции обвинения [7, c.6].

Как цитирует в своей работе Синельщиков Ю. П.,  М.С. Строгович, напротив, считал, что в уголовном процессе прокурор является тем же, кем он является во всех областях своей деятельности – блюстителем законности, стражем закона [6, c.14].

Сторонницей данной позиции так же является Е.А Буглаева, которая считает, что единственной функцией прокуратуры в предварительном следствии является функция надзора, а уголовное преследование служит осуществлению прокурорского надзора и выступает задачей прокурора в предварительном следствии [3, c.40].

 Ш.М. Абдул-Кадыров в своей работе цитирует В.Г. Журавлева, который, в свою очередь, указывает, что функция обвинения не является изолированной от всех функций прокуратуры, а наоборот, все функции прокуратуры неразрывно связаны между собой, ибо они органически вытекают из основной конституционной обязанности прокуратуры – обязанности осуществлять высший надзор за законностью деятельности всех учреждений, должностных лиц, а также граждан [1, c.195].

Необходимо отменить, что долгое время в научных кругах обсуждался вопрос о неэффективности возложения обеих функций на одно должностное лицо.

Так, в своей работе А. Пиюк пишет, что проблема смешения функций в деятельности должностного лица, поддерживающего обвинение, действительно существует. Также автор отмечает, что еще классики марксизма указывали на  сложность сочетания видов деятельности, имеющих противоположную направленность, т.к. это противоречит психологическим законам [5, c.13].

По мнению сторонников данной точки зрения, прокурор не может одновременно хорошо реализовывать обе функции, поскольку ему будет сложно расстаться со своими убеждениями и заблуждениями сформировавшимися на досудебных стадиях, а следовательно он будет отдавать приоритет лишь одной из направлений своей деятельности, а если попробует их сочетать, то обе функции будет выполнять плохо.

Данные выводы обосновываются тем, что осуществляя руководство предварительным расследованием, прокурор становится заинтересованным в его результатах, а следовательно не может объективно осуществлять надзор за законностью процессуальной деятельности органов предварительного расследования [2, c.38].

Действительно, данная позиция представляется небезосновательной. И в результате долгих дискуссий, законодателем было принято решение отделить следствие от прокуратуры. С этой целью был принят Федеральный закон от 05.06.2007г. №87-ФЗ, который внес значительные изменения в УПК РФ, существенно сократив полномочия прокурора по отношению к органам предварительного следствия.

В настоящее время, УПК РФ 2001г. по прежнему декларирует две процессуальные функции прокурора, реализуемые им на досудебных стадиях уголовного судопроизводства. Так, в ч.1 статьи 37 УПК РФ закреплено, что прокурор  является должностным лицом, уполномоченным в пределах своей компетенции осуществлять от имени государства уголовное преследование в ходе уголовного судопроизводства, а также надзор за процессуальной деятельностью органов дознания и предварительного следствия.

Многие авторы, придерживающиеся позиции приоритета функции уголовного преследования в деятельности прокурора, делают акцент на том, в указанной статье УПК РФ функция уголовного преследования законодателем поставлена на первое место, а прокурорский надзор на второе. Что, по их мнению, говорит о приоритетном значении данного направления деятельности прокурора. Положения ч.1 ст.21 УПК РФ закрепляющие, что уголовное преследование по делам частного и частно-публичного обвинения осуществляет прокурор, следователь и дознаватель, также позволяют говорить о прокуратуре как об основном органе осуществляющем уголовное преследование от имени государства.

Отметим, что уголовное преследование, как определяет  УПК РФ, является процессуальной деятельностью, осуществляемой стороной обвинения в целях изобличения подозреваемого, обвиняемого в совершении преступления (п.55 ст.5 УПК РФ).

Однако, в ст.1 ФЗ «О прокуратуре Российской Федерации» от 17.01.1992г. №2202-1 направления деятельности прокурора закреплены в иной последовательности, нежели чем в ч.1 ст.37  УПК РФ. Также указанный ФЗ определяет прокуратуру как единую федеральную централизованную систему органов, осуществляющих от имени РФ надзор за соблюдением Конституции РФ и исполнением законов, действующих на территории РФ. На что, в свою очередь, делают акцент ученые, придерживающиеся  позиции о приоритете надзорной функции в процессуальной деятельности прокурора.

Необходимо отметить, что ни в ч.2 ст.37 УПК РФ, в которой перечисляются полномочия прокурора, ни в остальных статьях УПК РФ, юридически не закреплено при реализации каких именно полномочий прокурор осуществляет ту или иную процессуальную функцию.

Таким образом, формулировка ст. 37 УПК РФ и ст.1 ФЗ «О прокуратуре Российской Федерации» порождают в юридической науке дискуссии относительно соотношения и приоритетности функций прокурора.

Однако, если абстрагироваться от «сухого» текста нормативно - правовых актов, регламентирующих процессуальную деятельность прокурора, то станет заметно, что после реформы 2007г. центр тяжести в полномочиях прокурора объективно сместился в сторону надзора. Что, в свою очередь, весьма часто критикуется как со стороны правоприменителя, так и в научных кругах.

По нашему мнению, для обеспечения эффективной деятельности прокуратуры функция уголовного преследования и функция прокурорского надзора не должны конкурировать между собой. Результативность деятельности прокурора обусловлена диалектической связью указанных направлений деятельности органов прокуратуры  между собой.

Решение об отделении органов следствия от прокуратуры было призвано способствовать более объективному и беспристрастному осуществлению прокурором функции надзора за деятельностью органов предварительного расследования, а также повышению законности при производстве предварительного расследования.

Для достижения указанных целей, законодатель передал ряд властно-императивных полномочий прокурора руководителю следственного органа.

Однако не было учтено того, что руководитель следственного органа в большей степени заинтересован в высоких показателях работы органов предварительного следствия, нежели чем прокурор.

Необходимо отметить, что значительная часть дел, направленных в прокуратуру с постановлением следователя об отказе в возбуждении уголовного дела или о приостановлении производства по уголовному делу, несмотря на осуществление контроля со стороны руководителя следственного органа отменяются прокурором, что влечет многочисленные нарушения прав граждан, в том числе на разумные сроки уголовного судопроизводства.

 Так в представлениях, вынесенных прокурором Липецкого района в период январь-декабрь 2016г., об устранении нарушений законодательства, допущенных при расследовании уголовных дел, систематически отмечается низкий уровень ведомственного контроля за деятельностью подчиненных следователей, и их поверхностное изучение материалов уголовных дел.

Подводя итоги реформы 2007г.  можно отметить, что прокурор был лишен ряда властно-распорядительных полномочий относительно следственных органов, тем самым, была значительно снижена эффективность прокурорской деятельности, однако, на наш взгляд, поставленных целей и задач данной реформы достигнуто не было.

 



Список литературы:

  1. Абдул-Кадыров Ш.М. Осуществление прокурором уголовного преследования и надзора за исполнением законов в досудебном производстве: диссертация кандидата юридических наук. – М., 2015 г. – 195с.
  2. Баксалова А. М. Характер деятельности прокурора в судебном разбирательстве // Правовые проблемы укрепления российской государственности. ‒ Вып. 7. – Томск, 2001. – С. 38-40.
  3. Буглаева Е. А., Тетюев С. В. О новых полномочиях прокурора в досудебном производстве // Российская юстиция. 2010. ‒ № 1. ‒ С. 40-42.
  4. Лебедев В.М. Уголовно-процессуальные функции // Уголовно-процессуальное право.– М., 2012. – 49 с.
  5. Пиюк А.В. Процессуальный статус прокурора в уголовном судопроизводстве // Законность. – 2012. – № 6. – С. 13-16.
  6. Синельщиков Ю. П. О функциях прокурора на досудебных стадиях уголовного процесса // Российский следователь. – 2008. – № 17. – С.14.
  7. Ягофаров Ф. М. Механизм реализации функции обвинения при рассмотрении дела судом первой инстанции: Автореф. дис. … канд. юрид. наук: 12.00.09. – Челябинск, 2003. – С. 6-7.


Комментарии:

Фамилия Имя Отчество:
Комментарий: