» ГЛАВНАЯ > К содержанию номера
 » Все публикации автора

Журнал научных публикаций
«Наука через призму времени»

Ноябрь, 2017 / Международный научный журнал
«Наука через призму времени» №8 2017

Автор: Якушева Юлия Викторовна, дознаватель
Рубрика: Юридические науки
Название статьи: Роль следственной ситуации в организации расследования преступлений (в выборе тактических решений)

Статья просмотрена: 260 раз

УДК 343.1

РОЛЬ СЛЕДСТВЕННОЙ СИТУАЦИИ В ОРГАНИЗАЦИИ РАССЛЕДОВАНИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЙ (В ВЫБОРЕ ТАКТИЧЕСКИХ РЕШЕНИЙ)

Якушева Юлия Викторовна

аспирант

Брянский государственный университет имени академика И.Г. Петровского

 

Аннотация. В данной статье описана роль следственной ситуации в организации расследования преступлений (в выборе тактических решений). Рассмотрены ситуации и их тактические решения, описаны криминалистические значения каждого конкретного преступления.

Ключевые слова: следователь, следственная ситуация, расследование, раскрытие преступлений, тактическое решение, криминалистическое значение, конфликтная ситуация.

 

В условиях перехода к рыночной экономике, в период формирования новых общественных отношений неизбежным фактом оказался быстрый рост преступности.

Преступность в стране становится в большей степени организованной и профессиональной, и это, как следствие,  повышает уровень требований предъявляемых к подразделениям органов внутренних дел (далее по тексту – ОВД), занимающимся борьбой с ней.

Одним из важнейших направлений противодействия организованной преступности является расследование преступлений, осуществляемое в конкретных условиях времени, места, окружающей его среды, взаимосвязях с другими процессами объективной действительности, поведении лиц, оказавшихся в сфере уголовного судопроизводства и под воздействием иных, порой остающихся неизвестными для следователя факторов. Это сложная система механизма преступления образует в итоге ту конкретную обстановку, в которой действует следователь и в которой протекает конкретное расследование. Эта обстановка получила в криминалистике общее название следственной ситуации [1, с. 8-9].

Бесспорно, было бы верно утверждение о том, что знание следователем сущности и роли следственных ситуаций в расследовании и раскрытии преступлений будет возрастать. Наука и практика не стоят на месте и развиваются параллельно жизни людей и общества. Однако, к сожалению, научный и технический прогресс находит применение не только в количественном росте преступности, но и в ее качественном составляющей (т.е. появлении новых, ранее не существовавших видов и форм преступлений). Вполне естественно, что следственные подразделения ОВД должны выработать определенный алгоритм противодействия новым видам преступлений, и ключевую роль в анализе и построении такого алгоритма отводится знанию следственных ситуаций, складывающихся на первоначальном этапе расследования этих преступлений.

Каждой из возможных следственных ситуаций при расследовании того или иного преступления характерен свой набор следственных, процессуальных действий и мероприятий. Поэтому, правильное принятие тактического решения при расследовании преступления необходимы, производить с учетом управляющего воздействие следственной ситуации на нее и оценку следственной ситуации при подготовке тактического решения.

Тактический прием - это наиболее рациональный и эффективный в определенной ситуации способ действий лица, осуществляющего расследование. К тактическим (тактико-криминалистическим) приемам относятся, например, приемы планирования расследования, производства осмотра места происшествия или допроса.

Тактическое решение — это волевой акт следователя, других компетентных субъектов, который заключается в определении цели, а также средств и способов ее достижения. Отсюда любое тактическое решение должно отвечать ряду требований: законности, этичности, обоснованности, своевременности, реальности выполнения.

Известный правовед С.Ю. Якушин, изучая тактические приемы при расследовании преступлений, на первое место среди основных свойств тактического приема ставит гибкость и зависимость его от следственной ситуации. Он полагает, что содержание и характер тактического приема обуславливаются сложившейся следственной ситуацией, разделяя определение ее понятия, предложенное И.Ф. Герасимовым.

С.Ю. Якушин приходит к выводу о том, что поскольку характер следственной ситуации определяется совокупностью многих факторов, содержание и сочетание которых всегда индивидуально и в конечном итоге связано с особенностью расследуемого дела, постольку не может быть абсолютно одинаковых следственных ситуаций. Ввиду того, что эти ситуации все время меняются, возникает необходимость в применении и различных тактических приемов, которые нельзя рассматривать как непреложные истины.

Следственная ситуация является фактической основой принятия тактических решений следователя. Хотя в дальнейшем он делает оговорку, что «тактическому приему присущи и такие свойства, как свобода выбора (понимается как осознанная необходимость), гибкость, зависимость от следственной ситуации».

Автору импонирует точка зрения И.А. Копылова, который предположил, что на формирование и организацию того или иного тактического решения влияет процесс, состоящий из 4 этапов:

1) возникновение необходимости в принятии и реализации тактического решения. Здесь оценка складывающейся первоначальной ситуации позволяет выделить «слабые места» расследования, определить направленность, конечную цель, а частично – вид и содержание тактического решения;

2) этап разработки и окончательного принятия решения – следователь, исходя из оценки следственной ситуации, подбирает средства тактического воздействия, намечает время его осуществления, способ фиксации и т.д.;

3) этап реализации намеченных мероприятий с учетом динамики следственной ситуации, а значит и эффективной программы действий.

На заключительном 4-ом этапе оцениваются результаты проделанной работы. Реализация тактического решения в той или иной мере изменяет следственную ситуацию. Следователь оценивает ее и определяет, решены ли задачи тактического воздействия. Управляющее воздействие следственной ситуации можно определить как объективно существующую зависимость разрабатываемого тактического решения от особенностей следственной ситуации.

Несомненно, что информационная наполненность каждого из этих 4 этапов меняется. В процессе расследования их количество информационной составляющей постоянно растет, содержательная база следственной ситуации также увеличивается, что повышает ее значимость.

Криминалистическое значение следственной ситуации заключается в содержании соответствующего потенциала, позволяющего определять оптимальные пути, средства и приемы расследования. Исходя из этого,  очень важный основной признак, который Р.С. Белкин взял в основу своей квалификации ситуаций – это информационный его определяют как количество и качество информации о расследуемом событии, позволяющей судить благоприятна ли или неблагоприятна данная ситуация для расследования [7, с. 206].  Так ситуация благоприятна, когда у следователя нет сомнения в достоверности данных и неблагоприятна, когда объем полезной информации незначителен.

Интересно, что тот же исследователь И.А. Копылов предпринимал попытку ввести понятие промежуточной ситуации, под которой понимал ситуацию, при которой  достоверность данных сомнительна. Причем он особо подчеркивает специфику следственной ситуации, которая, по его мнению, обусловлена сложностью структуры тактического решения, разно плановостью его компонентов; динамичностью следственной ситуации; взаимным влиянием элементов следственной ситуации; особой важностью оценки элементов следственной ситуации в связи с разнообразием видов и форм тактических решений.

Этот же специалист, рассматривая проблему оценки следственной ситуации, отмечает, что она может быть осуществлена 2-мя способами. Первый способ видит в постоянном и всестороннем учете всех изменений каждого компонента ситуации, независимо от того, какое именно решение подготавливается.

Второй способ оценки следственной ситуации заключается в первоочередном и максимально полном анализе элементов следственной ситуации, которые являются определяющими для подготавливаемого тактического решения. Данный способ позволяет, по мнению ученого, достичь больших положительных результатов, чем первый.

Главная роль в этом отводится следователю, его опыту, правовым знаниям, способностям и мыслительно-аналитической деятельности [6, с. 18]. Следователь своими действиями во многом формирует содержание следственной ситуации, воспринимает многие её изменения, поскольку сам является ее элементом. Поэтому, чаще всего он сам в состоянии определить, какие элементы следственной ситуации наиболее важны для разработки тактического решения.

Автор также считает интересной предложенной И.А. Копыловым квалификацию оценки следственной ситуации. В основании оценки лежит показатель отношения субъекта к объекту, т.е. те же, что и при оценке доказательств: правовые знания, философские знания, моральные воззрения, профессиональные качества и личный опыт следователя. Объективность оценки во многом зависит от критического отношения субъекта к уровню своих знаний. Субъект оценки – автор различает 2 категории субъектов, относя к первым  лицам, занимающимся в силу должностных обязанностей или занимаемого процессуального положения (надзирающий прокурор, эксперт, защитник), имеющих право оценивать ситуацию, но не принимать тактических решений. Оценивать ситуацию или ее компоненты могут также обвиняемый, потерпевший, подозреваемый, свидетель.

Ко второй категории субъектов ученый отнес лиц, оценивающих следственную ситуацию и правомочных принимать на этой основе тактические решения (следователь, руководитель следственной бригады, начальник следственного отделения), если они лично производят предварительное следствие и дают указания по расследуемому делу следователю на основании ст. 127, 211 УПК РФ.

Результат оценки. Заключительный элемент логической структуры оценки имеет форму мысленного представления об особенностях сложившейся ситуации и используется при выборе средств тактического решения [3, с. 90].

С.Ю. Якушин разделяет и защищает точку зрения на приоритетную роль особенностей следственной ситуации, прямо влияющих на содержание и характер тактического приема при организации процесса расследования. Свою позицию он доказывает, опираясь на пример бесконфликтной следственной ситуации, что в случаях отсутствия сопротивления, «противоборства» в условиях добровольной дачи показаний, как и при осмотре места происшествия, существует система приемов выполнения таких действий – это тоже тактика. Решение любой тактической задачи на практике предполагает необходимость действовать определенным, упорядоченным образом. Каждый тактический прием реализуется посредством применения наиболее целесообразного в конкретной ситуации образа действия следователя.

По нашему мнению, С.Ю. Якушин допускает смешение в данном случае тактических и процессуально-правовых решений, настолько очевидных для приводимых ученым ситуаций в качестве доказательства своей концепции. Можно полагать, что тактические решения стоят качественно выше и заключаются в неоднократном моделировании, рефлексивном «проигрывании» сложившейся обстановки и возможных исходов, являются криминалистической рекомендацией, повышающей эффективность следственных действий, особенно в проблемных и конфликтных ситуациях [9, с. 44].

Необходимо согласиться с точкой зрения И.Ф. Герасимова, что тактические решения могут идти параллельно с процессуально-правовыми решениями, а в простых ситуациях могут уступать им первенство. Главная их задача – это опережающая разработка решений тактики, поскольку именно эти решения определяют наиболее подвижную часть следственных действий и их эффективность [4, с. 82].

Анализ следственных ситуаций следователем крайне важен для эффективной работы следователя. Неправильная их оценка и, как следствие, тактические ошибки, приводят к недочетам, как при производстве отдельных следственных действий, так и следствия в целом [5, с. 28].

Примером важности следственных ситуаций для криминалистической тактики может служить теория или концепция «бесконфликтного следствия», в основе которой лежит бесконфликтная следственная ситуация. «Бесконфликтная ситуация характеризуется полным или частичным совпадением интересов участников взаимодействия, отсутствием противоречий в целях, достижению которых направлены их усилия на данном этапе расследования». Большинство криминалистов признают наличие подобных ситуаций в определенных случаях расследований, но некоторые из них разделяют и поддерживают теорию «бесконфликтного следствия». Таких взглядов придерживался А.М. Ларин в 70-х годах, бывшим активным ее противником, полагавшим, что следствие – это всегда борьба за информацию между следователем и преступником.

Автор статьи придерживается мнения Р.С. Белкина, который осуждает абсолютизацию теории «бесконфликтного следствия», делающей ненужными все исследования по разработке средств, приемов и методов действий следователя в конфликтных ситуациях. Она (т.е. теория) разоружает следствие, создает явный перевес тех, кто не заинтересован в обнаружении истины по делу, нанося прямой ущерб правосудию. Ситуации конфликтов различной длительности и остроты возникают тогда, когда между участниками процесса складываются отношения соперничества и противодействия.

Мы считаем, что  совершенно правы те ученые, которые рассматривают конфликт как реальное соперничество, как процессуальную и тактическую борьбу с обвиняемым или другими лицами.

Конфликтные следственные ситуации реально существуют и достаточно типичны в процессе расследования преступления, поэтому их изучение, по нашему мнению, крайне важны для профессионального отбора и подготовки следователей, которые должны быть готовы действовать в экстремальных условиях, быть готовыми к ним, в обстановке, когда может возникнуть необходимость в принятии неожиданных решений  [8, с. 157].

Следовательно, чтобы теория и практика криминалистики не отставали от быстро, динамично развивающейся жизни, необходимо их тесное взаимодействие. Появление новых видов преступлений, связанных с бурным развитием научно-технического прогресса (кража ЭВМ-программ, трансплантация человеческих органов и т.д.) требует их анализа и обобщения для выявления типичных следственных ситуаций, которые должны проверяться на практике в расследовании и раскрытии преступлений. Причем, в теоретических разработках обязательно должны быть учтены нетипичные (внештатные) ситуации, позволяющие действовать следователям в экстремальных ситуациях. Умение ситуационного прогнозирования должно находиться в основе повышения профессионализма следственных работников.

 



Список литературы:

  1. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18.12.2001 N 174-ФЗ (с изм. внесенными ФЗ от 22.10.2014) // СЗ РФ от 24.12.2001. N 52.
  2. Болдырев В.А. Влияние развития социально-экономических условий на деятельность милиции. Воронеж. 1996. С. 8-9.
  3. Гавло К.О. О следственной ситуации и методике расследования хищений, совершаемых с участием должностных лиц - «Вопросы криминалистической методологии, тактики и методики расследования». М.,1973. С. 90.
  4. Герасимов И.Ф. Принципы построения методики раскрытия преступлений. – «Вопросы криминалистической методологии, тактики и методики расследования». М.,1973. С. 82.
  5. Драпкин Л.Я. Понятие и иллюстрация следственных ситуаций - «Следственные ситуации и раскрытие преступлений». Свердловск, 1975. С. 28.
  6. Лившиц Е.М., Белкин Р.С. Тактика следственных действий. М. 1997. С. 18.
  7. Общая теория советской криминалистики. М., 2000, т. I. С. 206.
  8. Шиканов В.И. Разработка теории тактических операций - важнейшее условие совершенствования методики расследования преступлений. - Методика расследования преступлений. М., 1976. С. 157.
  9. Якушин С.Ю. Тактические приемы Казань: Изд-во Казанского университета, 1983.C. 44.


Комментарии:

Фамилия Имя Отчество:
Комментарий: