Журнал научных публикаций
«Наука через призму времени»

Ноябрь, 2017 / Международный научный журнал
«Наука через призму времени» №8 2017

Автор: Крафт Екатерина Павловна, нет
Рубрика: Юридические науки
Название статьи: Формы деятельности органов прокуратуры по исключению из нормативных правовых актов коррупциогенных факторов

ФОРМЫ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ОРГАНОВ ПРОКУРАТУРЫ ПО ИСКЛЮЧЕНИЮ ИЗ НОРМАТИВНЫХ ПРАВОВЫХ АКТОВ КОРРУПЦИОГЕННЫХ ФАКТОРОВ

Крафт Екатерина Павловна

студентка 3 курса

Научный руководитель: И.А. Чеботарева

доцент, кандидат юридических наук

Хакасский государственный университет им. Н. Ф. Катанова

 

Базовым актом в системе Росийского антикоррупционного законодательства выступает «Федеральный закон о противодействии коррупции» [1]. В соответствии с ч.6 ст.5 данного закона один из субъектов противодействия коррупции выступают органы прокуратуры РФ.

К числу полномочий органов прокуратуры, установленных ФЗ «О прокуратуре Российской Федерации» [3] и ФЗ «Об антикоррупционной экспертизе нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов» [2] относят деятельность по проведению антикоррупционной экспертизы нормативно правовых актов. Так в соответствии с ч. 1 ст. 9.1 ФЗ «О прокуратуре Российской Федерации» Прокурор в ходе осуществления своих полномочий в установленном Генеральной прокуратурой Российской Федерации порядке и согласно методике, определенной Правительством Российской Федерации, проводит антикоррупционную экспертизу нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти, органов государственной власти субъектов Российской Федерации, иных государственных органов и организаций, органов местного самоуправления, их должностных лиц. Причем необходимо заметить, что прокурор не имеет права проводить антикоррупционную экспертизу НПА обладающей большей юридической силой.

Весьма широким и многообразным является круг вопросов, которые регулируются нормативными правовыми актами, по которым антикоррупционную экспертизу вправе проводить прокурор.

Прокуроры, как следует из норм ст. 3 Федерального закона «Об антикоррупционной экспертизе нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов», при осуществлении своих полномочий проводят антикоррупционную экспертизу нормативных правовых актов по вопросам, которые касаются:

1) прав и свобод человека и гражданина, а также их обязанностей;

2) публичной собственности (государственной и муниципальной), государственной и муниципальной службы, таможенного, налогового, бюджетного, земельного, водного, лесного, природоохранного, градостроительного законодательства, законодательства о лицензировании, а также законодательства об организациях, которые создаются Российской Федерацией на основании федерального закона (например, о государственных корпорациях, фондах и иных);

3) гарантий социального характера лицам, которые замещают (либо замещали ранее) государственные или муниципальные должности, должности государственной или муниципальной службы.

В то время как в круг вопросов регулируемых федеральным органом исполнительной власти в области юстиции, при проведении антикоррупционной экспертизы входят:

1) проекты федеральных законов, проектов указов Президента Российской Федерации и проектов постановлений Правительства Российской Федерации, разрабатываемых федеральными органами исполнительной власти, иными государственными органами и организациями, - при проведении их правовой экспертизы;

2) проекты поправок Правительства Российской Федерации к проектам федеральных законов, подготовленным федеральными органами исполнительной власти, иными государственными органами и организациями, - при проведении их правовой экспертизы;

3) нормативно правовые актоы федеральных органов исполнительной власти, иных государственных органов и организаций, затрагивающих права, свободы и обязанности человека и гражданина, устанавливающих правовой статус организаций или имеющих межведомственный характер, а также уставов муниципальных образований и муниципальных правовых актов о внесении изменений в уставы муниципальных образований - при их государственной регистрации;

4) нормативно правовые актоы субъектов Российской Федерации - при мониторинге их применения и при внесении сведений в федеральный регистр нормативных правовых актов субъектов Российской Федерации.

Таким образом, можно сделать вывод, что органы прокуратуры при осуществлении своих полномочий по проведению антикоррупционной экспертизы контролируют действующие нормативно правовые акты тогда как антикоррупционная экспертиза проектов нормативно правовых актов это прерогатива иных государственных органов, независимых экспертов и экспертных организаций. Но в связи с тем, что на органы прокуратуры возложена нормотворческая функция на практике органы прокуратуры проводят и антикоррупционную экспертизу проектов нормативно правовых актов.

В соответствии с п. 2 ст. 9.1 Федерального законе «О прокуратуре Российской Федерации» при выявлении в нормативном правовом акте коррупциогенных факторов прокурор вносит в орган, организацию или должностному лицу, которые издали этот акт, требование об изменении нормативного правового акта с предложением способа устранения выявленных коррупциогенных факторов либо обращается в суд в порядке, предусмотренном процессуальным законодательством Российской Федерации.

Коррупциогенность нормативных правовых актов (их проектов) выражается в основном в том, что усматривается широта дискреционных полномочий, в том, что принимается такой акт за пределами компетенции, в том, что имеют место завышенные требования к лицу, которые предъявляются для реализации права, принадлежащего ему, выборочном изменении объема прав и др.

Стоит отметить, тот факт, что действующее законодательство предусматривает две альтернативные меры прокурорского реагирования относительно обязания изъятия из нормативных правовых актов коррупциогенных факторов: обращение в суд или направление требования. Это, как представляется, расширяет прокурорские полномочия в части предупреждения коррупции.

В качестве одного из преимуществ правового положения органов прокуратуры С.В. Филатов называет то, что у прокуроров имеются возможности влиять непосредственным образом и добиваться исключения коррупционных факторов из нормативных правовых актов [4]. Иные субъекты антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов (в частности, Минюст России и его территориальные органы, независимые эксперты и др.) не наделены подобным объемом полномочий.

При этом, на наш взгляд, направление прокурорами требований (протестов) об изменении нормативных правовых актов в обязательном порядке должно предшествовать их обращениям в судебные органы с заявлениями о признании нормативных правовых актов недействующими и противоречащими их федеральному законодательству из-за того, что в них имеются коррупциогенные факторы.

В приказе Генерального прокурора Российской Федерации от 28.12.2009 г. № 400 «Об организации проведения антикоррупционной экспертизы нормативных правовых

актов» [5] содержатся рекомендации по поводу того, как прокурорам следует использовать средства (меры) прокурорского реагирования, которые им предоставлены. В частности, предусмотрено, что если требования прокурора будут отклонены, то ему следует использовать право на обращение в суд. Прокурорам при этом нужно обеспечить участие в судебном заседании по рассмотрению судом соответствующих заявлений наиболее подготовленных работников.

Предварительное направление прокурорами требований в правотворческий орган и их рассмотрение даст возможность в минимальный срок обеспечить изменение нормативных правовых актов в части исключения из них коррупциогенных факторов, а также позволит избежать дополнительных расходов государства на проведение разбирательств в суде. Если органы государственной власти и местного самоуправления откажут в удовлетворении требований прокурора относительно исключения коррупциогенных факторов из нормативных правовых актов, то в таком случае абсолютно оправданным и обоснованным будет использование прокурором возможности обращения в суд с соответствующим заявлением.

Отмеченный последовательный и поэтапный подход к реализации прокурорских полномочий органами прокуратуры реализуется довольно успешно. Практика направления заявлений подобного характера прокурорами используется довольно широко. Коррупциогенные факторы, содержащиеся в оспариваемых нормативных правовых актах, как правило, в добровольном порядке исключаются при рассмотрении судебными органами заявлений прокуроров.

Таким образом, как верно отмечает А.Ю. Чаплыгина, антикоррупционная экспертиза нормативных правовых актов выступает в качестве правореализационного механизма, и целью такого механизма выступает предупреждение появлений в них коррупциогенных факторов, которые создают предпосылки для совершения коррупционных преступных деяний, и имеет большой профилактический потенциал относительно проявлений коррупции [6].

Итак, в связи с необходимостью поддержания высокого статуса судебных решений, а также в связи с необходимостью исключения неоправданных финансовых и временных затрат государственных органов на разбирательство споров в судах, думается, что обращение прокурора в суд с требованием об устранении коррупциогенных факторов из нормативного правового акта целесообразно было бы использовать в качестве исключительной меры прокурорского реагирования.

Список литературы:

  1. Федеральный закон от 25.12.2008 N 273-ФЗ "О противодействии коррупции" (ред. от 03.07.2016 г. // Рос. газ. - 2008. 30 июля.
  2. Федеральный закон от 17.07.2009 г. № 172-ФЗ «Об антикоррупционной экспертизе нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов» (ред. от 21.10.2013 г.) // Российская газета. 2009. 22 июля.
  3. Федеральный закон от 17.01.1992 г. № 2202-1 «О прокуратуре Российской Федерации» (ред. от 29.07.2017 г.) // Российская газета. 1995. 25 ноября.
  4. Филатов С.В. Обращение прокурора в суд в целях исключения коррупциогенных факторов из нормативных правовых актов // Администратор суда. 2016. № 3. С. 40 - 42.
  5. Приказ Генерального прокурора Российской Федерации от 28.12.2009 г. № 400 «Об организации проведения антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов» (ред. от 09.02.2012 г.) // Законность. 2010. № 4.
  6. Чаплыгина А.Ю. Правовые основы проведения антикоррупционной экспертизы органами прокуратуры // Государственная власть и местное самоуправление. 2015. № 1. С. 51 - 53.