» ГЛАВНАЯ > К содержанию номера
 » Все публикации автора

Журнал научных публикаций
«Наука через призму времени»

Декабрь, 2017 / Международный научный журнал
«Наука через призму времени» №9 2017

Автор: Гапутина Виолетта Александровна, соискатель (аспирант)
Рубрика: Филологические науки
Название статьи: Медиадискурс моды как гибридный тип дискурса

Статья просмотрена: 316 раз

УДК 81

МЕДИАДИСКУРС МОДЫ КАК ГИБРИДНЫЙ ТИП ДИСКУРСА

Гапутина Виолетта Александровна

аспирант (соискатель) Государственного института русского языка

им. А.С. Пушкина, г. Москва

 

Аннотация. В статье рассматривается вопрос о выделении медиадискурса моды в самостоятельный тип дискурса, функционирующий в медиасреде. Определяющим признаком медиадискурса моды предлагается считать его гибридность, реализуемую на разных уровнях построения дискурса. Явление гибридности  исследуется на материале телепередачи «Модный приговор».

Ключевые слова: медиадискурс, медиадискурс моды, медиатизация, гибридность, гибридизация, гибридный    дискурс

 

 В современном обществе ведущей сферой осуществления процессов коммуникации является пространство медиа, представляющее собой развитую сеть коммуникативно-информационных каналов. Именно на медиасферу приходится сегодня основной объём речепользования, а совокупная протяженность медиатекстов намного превышает общий объём речи в прочих сферах человеческой деятельности [3].  Влияние медиа распространяется на все стороны социальной жизни, и в медиакоммуникацию оказываются вовлечены различные области общественной деятельности человека. По мнению Н.И. Клушиной, «в этом и проявляется феномен медиатизации современной общественной жизни в информационную эпоху» [8]. Таким образом, порождаемый   в медиасфере дискурс является для современного общества ключевым, отражающим самые последние тенденции и феномены социальной реальности.

  По мнению многих исследователей, в медиасфере представлен не один дискурс, а  целое множество. «Так, можно говорить о спортивном, автомобильном, рокерском, медицинском, политическом, религиозном, педагогическом и прочих медиадискурсах…» [9]. Под дискурсом, вслед за Н.Д. Арутюновой, мы  понимаем «связный текст в совокупности с экстралингвистическими прагматическими, социокультурными, психологическими и др. факторами; текст, взятый в событийном аспекте…» [1].

Медиатизация моды, т.е. всё более интенсивное вовлечение медиа в деятельность модной индустрии, позволяет выделить  медиадискурс моды в самостоятельный тип дискурса, функционирующий в медиасреде. К нему мы отнесем совокупность коммуникативных событий, объединенных  тематикой моды, функционирующих в пространстве массмедиа, в их взаимосвязи с внеязыковой действительностью.

В нашем понимании медиадискурс моды является гибридным, обладающим как собственными дискурсивными характеристиками, детерминированными, прежде всего, тематикой общения, так и общими характеристиками любого из видов медиадискурса, обусловленными спецификой медиасферы. Кроме того, медиадискурс моды, как и любой другой «гибрид», не только объединяет в себе черты основных «родительских» дискурсов, но и допускает включения элементов иных дискурсов, инкорпорированных в структуру медиасреды. Явление гибридности находит отражение на разных уровнях: «на уровне способов осуществления социально значимых действий, обусловленных определенными социальными факторами» [4], на уровне способов воспроизведения и распространения информации, на уровне жанрово-стилевого оформления, на уровне языковых единиц.

     Несмотря на то что в современной лингвистике пока не существует четкой дефиниции термина «гибридный дискурс», именно такие полифонические, конвергированные формы привлекают все большее внимание исследователей. В научных публикациях гибридными дискурсами названы автомобильный [11], учебный компьютерный дискурс [6], дискурс сферы туризма [13]. Дубровская Т.В выделяет интервью с судьями и другие публичные выступления судьи в несвойственной ему роли в гибридный дискурс [4]. Губик С.В. исследует гибридность английского экономического медиадискурса на когнитивном уровне [2]. По мнению Силановой М.А., анализирующей явление гибридизации на примере юридического медиадискурса [12], именно сфера медиа является наиболее продуктивной с точки зрения появления гибридных вариаций дискурса. 

  В рамках данной статьи рассмотрим явление гибридности в медиадискурсе моды на примере телепередачи «Модный приговор». Отметим, что сам формат передачи представляет собой жанровый гибрид, совмещающий «черты реалити-шоу, телеигры и ток-шоу, а истории, которые разворачиваются перед зрителями, - типичные мелодрамы» [10]. Как показал анализ  основных параметров медиадискурса моды, реализуемого в данной программе,  его гибридность обусловлена тем, что в нем скрещиваются институциональный дискурс моды, институциональный юридический дискурс и медиадискурс. Институциональный дискурс представляет собой «общение в рамках статусно-ролевых отношений, т.е. речевое взаимодействие представителей социальных групп или институтов друг с другом» [7]. Участники коммуникации выступают представителями того или иного социального института и в какой-либо одной роли: (адвокат – подзащитный, политик – избиратель, агент-клиент и т.д.).

 В коммуникативном пространстве телепередачи «Модный приговор» происходит наложение трех социальных институтов: института медиа, моды и юриспруденции. Телешоу представляет собой инсценировку судебного заседания, в ходе которого рассматривается дело о совершении «модного преступления». С подачи «истца» – участника программы, недовольного внешним видом своей родственницы, подруги или коллеги – «подсудимой», последней выносится «приговор», согласно которому она обвиняется в отсутствии вкуса и неумении одеваться. «Председателем суда» является ведущий программы, модельер Александр Васильев1. «Модными судьями» выступают эксперт в области моды Эвелина Хромченко, оценивающая гардероб участниц с профессиональной точки зрения, а также независимые эксперты - приглашенные на телеэфир звезды шоу –бизнеса. На стороне «защиты» также действует представитель мира шоу-бизнеса – актриса ,певица, телеведущая. Таким образом, действующие лица телепередачи выступают в несвойственных для их статуса ролях или играют одновременно несколько коммуникативных ролей, что, соответственно, сказывается и на характере их речевого поведения и спектре используемых языковых средств.

  Выступая в роли судей, ведущие-эксперты не только информируют аудиторию о положении дел в мире моды, но и наделяются правом «судить», разрешать и запрещать: «Носить среднестатистической женщине, не обладающей параметрами модели, такие пропорции все-таки не рекомендовано» («Модный приговор» 27.05.14), «Эти платья носить в обществе уже нецензурно» («Модный приговор» 19.09.2017), «С такой фигурой стоять и кутаться в трикотажные кофты противозаконно» («Модный приговор» 11.10.2016). Ведущими «Модного приговора» активно используется речевой жанр обвинения, актуализируемый оценочными высказываниями с пейоративной семантикой: «Как Вы позволили при таком внутреннем стержне скомпрометировать себя своим гардеробом?» («Модный приговор» 27.06.2016); «А какого черта Вы идете на детскую площадку в платье для вечера и в каблуках для него же?» («Модный приговор» 04.07.2017). Также представители института моды часто используют лексические единицы и грамматические конструкции, специфические для юридического судебного дискурса: «приглашаются в зал суда», «состав модного преступления», «заседание модного суда я объявляю открытым», «мы слушаем дело о той…», «выслушаем нашу подзащитную», «модный приговор от эксперта моды Эвелины Хромченко». Таким образом, происходит гибридизация дискурса моды и юридического судебного дискурса.

 Звезды шоу-бизнеса, приглашенные на телеэфир в качестве соведущих, также выступают в несвойственной им роли судей или адвокатов. Обвиняя или защищая участниц-подсудимых, они выражают свою положительную или отрицательную оценку имиджа и стиля героинь, рассуждают о модных тенденциях и стилях, дают советы относительно правильной комбинаторики деталей гардероба: «Наряд вообще никудышный» (Надежда Бабкина, певица, «Модный приговор» 26.10.2017); «Вот эти брюки модные, кюлоты, на самом деле, сложная одежда, я не рискую ее надевать» (Тутта Ларсен, телеведущая, «Модный приговор» 07.07. 2017); «Достойное платье яркого морковного цвета, к тому же, силуэт «трапеция» сейчас в моде» (Зара, певица, «Модный приговор» 02.07.2017). Таким образом, гибридность медиадискурса моды обуславливается наложением социальных ролей, релевантных, с одной стороны, для медиадискурса, и дискурса моды, с другой: агентами дискурса моды в медиапространстве становятся публичные личности, которые  не имеют отношения к миру моды, но, наряду с профессионалами в данной сфере, предоставляют массовой аудитории информацию о положении дел в мире моды, тем самым формируя мнение общественности относительно тех или иных модных объектов, поскольку являются для многих кумирами и авторитетами.

Как и любой тип медиадискурса, медиадискурс моды обнаруживает зоны пересечения с персональным дискурсом. М.Р. Желтухина отмечает, что бытовой дискурс, включенный в медиапространство, укрепляет его тиражированием идей и мнений с последующим их формированием и принятием решений и действий [5]. В  коммуникативное пространство анализируемой телепередачи неизменно встраиваются элементы бытового общения: ведущие и участники ведут диалог на бытовые темы: хобби, семейная жизнь, работа, любовные отношения, причем все жизненные ситуации осмысляются сквозь призму моды: «Пока не будет платья, не будет и кольца на пальце» («Модный приговор» 17.02.2017), «В своем безразмерном гардеробе потеряла женскую чуйку и надежду на личное счастье» («Модный приговор» 17.02.2017), «У Вас гардероб прислуги, а не директора» (26.10.2017), «Как нужно одеться, чтобы из партера Вас не пересадили на балкон» («Модный приговор» 23.01. 2017).

Создатели передачи хотят донести до массовой аудитории мысль о том, что проблемы женщины в разных сферах деятельности связаны именно с ее неподобающим внешним видом, а преображение внешнего облика поможет достичь успеха в карьере и счастья в личной жизни, а также приобрести уверенность в себе и собственной привлекательности. Эта идея находит свое выражение в названиях,  которыми ведущие программы   наделяют наряды участниц: «победить депрессию», «привлечь нового мужчину», «выбить дурь из головы», «попытка сохранить брак», «получить должность директора», «вывести из затянувшегося декрета», «отбить жениха у подруги» и т.п..

 Гибридность медиадискурса моды обусловлена также тем, что в нем скрещиваются разнородные стилевые элементы. Стремясь к установлению устойчивого и доброжелательного личностного контакта с аудиторией, создатели телепередачи пытаются придать коммуникации живой естественный характер и прибегают к выразительным средствам разговорного стиля. В пространстве массмедиа сосуществуют лексические элементы с разной стилистической маркированностью: с одной стороны, термины и профессионализмы, конструирующие дискурс моды, с другой – разговорные, жаргонные, просторечные и сленговые выражения, характерные для употребления в современной медиакоммуникации: «Осточертели стразы и бессмысленный блеск платья» («Модный приговор» 06.07.2017) «А какого черта вы идете на детскую площадку в платье для вечера и в каблуках для него же?» («Модный приговор» 04.07.2017) «Тебя не колышет мамин гардероб» («Модный приговор» 27.06.2017); «Если посетители театра увидят ее в таком наряде, они приведут с собой богатеньких друзей, желающих культурно тусануть» («Модный приговор» 23.01.2017), «Надевает джинсы, кроссовки и трендец» ( «Модный приговор» 24.06.2017).

     Кроме того, некоторые термины моды получают преломление сквозь призму языка массмедиа и приобретают новые варианты употребления. В основном это касается заимствованных наименований, которые «адаптируются» к разговорности медиа и встраиваются в контекст медиакоммуникации: «Такая рубашоночка бэби-долка (от англ. baby doll – куколка; в терминологии моды обозначает особый стиль, напоминающий одежду кукол – Г.В.)(«Модный приговор» 05.07.2017), «Оверсайзовое (от англ. oversize очень большой размер – Г.В.) пальто – вещь на все времена» («Модный приговор» 24.10.2016), «Мне нравится этот лучок» (от англ. look -образ –Г.В.) («Модный приговор» 02.10.2017). Такие окказиональные дериваты зачастую получают распространение в медиасфере, на основании чего можно говорить о медиатизации терминов моды.

  Анализ медиадискурса моды, реализуемого в пространстве телепередачи «Модный приговор», позволяет сделать вывод о том, что гибридность является определяющей характеристикой сущности медиадискурса моды, находя отражение на разных уровнях построения дискурса. Смешение разнородных элементов внутри него приводит к размыванию его границ и усложнению и мозаичности его содержания. Прием гибридизации зачастую используется создателями медиадискурса и, в частности, медиадискурса моды, что продиктовано ключевым стремлением массовой коммуникации – привлечь как можно большую аудиторию.

Примечания

1.Ведущими модного суда также были Валентин Юдашкин, Вячеслав Зайцев, Андрей Бартенев, Денис Симачев.



Список литературы:

  1. Арутюнова Н. Д. Дискурс // Лингвистический энциклопедический словарь. – Москва, 1990.
  2. Губик С.В. Когнитивно-дискурсивное исследование английского экономического массмедийного дискурса: на материале журнала «The Economist»: Дисc.... канд. филол. наук. Уфа, 2006. 207 с.
  3. Добросклонская, Т.Г. Медиалингвистика: системный подход к изучению языка СМИ: современная английская медиаречь: Учеб. пособие / Т.Г. Добросклонская. – М.: Флинта: Наука, 2008. – С.5
  4. Дубровская Т. В. Интервью с судьями как гибридный тип дискурса // Юрислингвистика-10. – Барнаул, 2010. – С. 24–35.
  5. Желтухина М.Р. Тропологическая суггестивность масс- медиального дискурса: о проблеме речевого воздействия тропов в языке СМИ. Москва-Волгоград, 2003.656 с.
  6. Ильющеня Т. А. Системное описание глагольной терминологической номинации в учебном компьютерном дискурсе: дисс. ... канд. филол. наук. – Тюмень, 2008.
  7. Карасик В.И. О категориях дискурса. – ВГПУ, 2006. – URL: http://homepages.tversu.ru/~ips/JubKaras.html
  8. Клушина Н.И. Культура в медиапространстве: структура и эффекты // Масс- медиа и массовые коммуникации: статус научных и учебных дисциплин: Пер-вый международный научный коллоквиум. – Белгород, 2013. – С. 38.
  9. Кожемякин Е.А. Массовая коммуникация и медиадискурс: к методологии исследования // Научные ведомости Белгородского государственного университета. Серия: Гуманитарные науки. - №2 (73). – 2010. – Вып.11. – С.4
  10. Новикова А.А. Гибридность как определяющий признак телевизионного формата :Вестник Московского университета. Серия 10. Журналистика, № 6, 2010, C. 56-65
  11. Рогалева О. С. Автомобильный дискурс: содержание, структура и языковое офор- мление // Медиаскоп: электронный журнал. – Выпуск № 4. – 2014 г. URL: http://www. mediascope.ru/node/1617
  12. Силанова М.А. Медиатизация юридических терминов в дискурсе современных сми: Дисс… канд. филол. Наук. Москва,2016.260 с.
  13. Филатова Н. В. Дискурс сферы туризма в прагматическом и лингвистическом аспек- тах: дисс. ... канд. филол. наук. – Москва, 2014.


Комментарии:

Фамилия Имя Отчество:
Комментарий: