Журнал научных публикаций


Журнал научных публикаций
«Наука через призму времени»

Март, 2018 / Международный научный журнал
«Наука через призму времени» №3 (12) 2018

Автор: Ефременкова Анастасия Сергеевна, магистр
Рубрика: Юридические науки
Название статьи: Наследственный договор как механизм наследования корпоративных прав

Статья просмотрена: 120 раз
Дата публикации: 12.03.2018

УДК 349

НАСЛЕДСТВЕННЫЙ ДОГОВОР КАК МЕХАНИЗМ НАСЛЕДОВАНИЯ КОРПОРАТИВНЫХ ПРАВ

Ефременкова Анастасия Сергеевна

магистр

Российский государственный социальный университет г. Москва

 

Аннотация. В настоящей статье рассматривается новый для России механизм наследования корпоративных прав – наследственный договор. Автор анализирует предложенную законодателем конструкцию наследственного договора, а также возможность его практического использования. В статье приводятся общие и различные черты анализ наследственного договора и завещания. В процессе изучения заявленной темы автор приходит к тому, что наследственный договор в большей мере должен сочетать в себе общие положения о договоре, нежели положения о завещании. Сама структура наследственного договора, по мнению автора, предполагает наличие волеизъявления сторон, а не только наследодателя, а также наличие возможности изменения или прекращения прав и обязанностей, установленных наследственным договором либо по соглашению сторон договора, либо путем привлечения независимой стороны - суда. Данное обстоятельство, в свою очередь, принципиально отличает его от завещания, где достаточно волеизъявления только одной стороны - наследодателя. Предлагаются положения, позволяющие, по мнению автора, усовершенствовать структуру наследственного договора.

Ключевые слова: наследство, договор, корпоративные права, наследственное право, наследственный договор.

 

Введение

В условиях современной России наследование корпоративных прав приобретает все большую актуальность. Переход к рыночной экономике, закрепление конституционного права на частную собственность поспособствовали преумножению капитала граждан, который выражается, в том числе, и в наличии собственно бизнеса, долей или акций в различных хозяйственных обществах.

Безусловно, что каждый собственник подобного капитала заинтересован в наличии эффективного института наследования корпоративных прав.

Объектом исследования является отношения, возникающие в процессе перехода после смерти наследодателя прав на его имущество, которое включено в наследственную массу.

В качестве предмета исследования был выбран наследственный договор как потенциально новый для России институт наследственного права, упрощающий процесс перехода корпоративных прав по наследству.

Автор ставит перед собой следующую цель исследования: определение преимуществ наследственного договора, выступающего в роли механизма наследования корпоративных прав, а также внесение предложений, которые, по мнению автора, могут быть учтены при дальнейшей разработке правовой конструкции наследственного договора.

При проведении исследования автор воспользовался такими методами как подробный анализ проекта Федерального закона N 801269-6 «О внесении изменений в части первую, вторую и третью Гражданского кодекса Российской Федерации» (в части совершенствования наследственного права), также анализ нормативных актов, регламентирующих наследование корпоративных прав.

Автор прибегал к исследованию заявленной темы посредством применения специальных юридических методов исследования: формально-юридического и сравнительно-правового, а также к таким общефилософским методам как метод системного анализа, индукции и дедукции.

Порядок наследования корпоративных прав регламентирован статьей 1176 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – «ГК РФ»). Так,  согласно данной статье, к корпоративным правам относятся доля (пай) участника (члена) в складочном (уставном) капитале (имуществе) соответствующего товарищества, общества или кооператива. Необходимо отметить, что представленный в рассматриваемой статье набор прав представляет собой имущественные корпоративные права, так как именно они переходят по наследству.

Наследование корпоративных прав явилось темой для обсуждения круглого стола ««Реформа наследственного права и иные законодательные инициативы, направленные на повышение комфортности и безопасности ведения бизнеса в России», состоявшегося 08 сентября 2015 г. Так, Андрей Назаров, сопредседатель «Деловой России», общественный омбудсмен по вопросам, связанным с незаконным уголовным преследованием предпринимателей, высказался: «Российское наследственное право отстало от современных аналогов на целый век. Процедура наследования громоздкая, сложная и длительная»[5].

Российские законодатели уже неоднократно пытались ввести новый для нашей страны институт наследственного права – наследственный договор.

Впервые с инициативой по внедрению наследственного договора еще в 2013 г.  выступили депутаты Государственной Думы ФС РФ О.В. Савченко, Р.С. Ильясов. Тогда законодателями было предложено поставить данному институту новую главу ГК РФ – 65.1 [3]. Однако данная инициатива не обвенчалась успехом и в феврале 2015 г. проект был снят с рассмотрения [1].

В дальнейшем, уже в мае 2015 г. с подобного рода инициативой выступила группа депутатов Государственной Думы ФС РФ, в которую вошел, в том числе, Крашенинников П.В. [2], который внес большой научный вклад в разработку Гражданского и Гражданского процессуального кодексов РФ, а также иных кодексов.

Последняя альтерация предложения, посвященного наследственному договору, была принята Государственной думой Российской Федерации (далее – «ГД РФ») в первом чтении 07 июня 2016 г.

Однако в последней редакции текста законопроекта «О внесении изменений в части первую, вторую и третью Гражданского кодекса Российской Федерации» (далее – «проект федерального закона»), принятой ГД РФ 20.07.2017 г. и подписанной Президентом России, положения о наследственном договоре не содержатся [4]. Полагаю, что это вызвано множеством недоработок, которые были выявлены в процессе обсуждения данного законопроекта.

Несмотря на критику, сама по себе идея внедрения подобного института является ценной для российского права в целом.

В рассматриваемом проекте федерального закона наследственному договору предлагалось посвятить статью 1140.1 ГК РФ. Была предложена формулировка, в соответствии с которой наследственный договор представляет собой договор, условия которого определяют порядок перехода прав на имущество наследодателя после его смерти к лицам, которые могут призываться к наследованию в соответствии со статьей 1116 ГК РФ  или к третьим лицам.

В наследственный договор могут быть внесены положения, схожие по своей структуре с завещательным возложением. Принципиальным отличием между ними является то, что возложение обязанности совершить какие-либо действия имущественного или неимущественного характера в рамках наследственного договора, не обязательно должно быть направлено на осуществление общеполезной цели.  Исходя из этого, наследодатель свободен в выборе обязанностей, выполнение которых является его последней волей.

Таким образом, наследственный договор должен сочетать в себе общие положения главы 28 ГК РФ и положения главы 62, регламентирующие наследование по завещанию.

На мой взгляд, наследственный договор в большей мере должен сочетать в себе общие положения о договоре, нежели положения о завещании. Сама структура наследственного договора предполагает наличие волеизъявления сторон, а не только наследодателя, а также наличие возможности изменения или прекращения прав и обязанностей, установленных наследственным договором либо по соглашению сторон договора, либо путем привлечения независимой стороны - суда. Данное обстоятельство, в свою очередь, принципиально отличает его от завещания, где достаточно волеизъявления только одной стороны - наследодателя.

Преимуществом наследственного договора перед завещанием при наследовании корпоративных прав является то, что он вступает в законную силу сразу после смерти наследодателя. Таким образом, лицо, которому перешли по наследству корпоративные права, вправе не дожидаясь истечения шести месяцев с момента смерти наследодателя, воспользоваться принадлежащими теперь ему правами.

Проект федерального закона содержал в себе формулировку, что «последствия, предусмотренные наследственным договором, могут быть поставлены в зависимость от обстоятельств, относительно которых неизвестно, наступят они или нет, в том числе от обстоятельств, полностью зависящих от воли сторон». Прежде всего, на мой взгляд, необходимо заменить термин «последствия» на переход «наследственной массы, которая входят в предмет наследственного договора».

При наличии в наследственном договоре отлагательного условия или возложения, необходим механизм, способный отследить выполнение стороной наследственного договора соответствующего условия. Полагаю, что в  роли такого механизма может выступить нотариус. Лицо, принявшее на себя возложение наследодателя или подписавшее наследственный договор под отлагательным условием, должно подтвердить исполнение возложения или наступления отлагательного условия и удостоверить соответствующий факт у нотариуса. Удостоверение нотариусом может являться основанием для перехода прав на имущество, являющееся предметом наследственного договора.

Пункт 7 проекта федерального закона предусматривал, что «изменение или расторжение наследственного договора допускается только по соглашению сторон или на основании судебного решения в связи с существенным изменением обстоятельств». Однако, пункт этого же 8 проекта устанавливал, что наследодатель имеет право даже после заключения наследственного договора на совершение любых сделок в отношении принадлежащего ему имущества и иным образом распоряжаться принадлежащим ему имуществом своей волей и в своем интересе, даже если такое распоряжение лишит лицо, которое может быть призвано к наследованию, прав на имущество наследодателя.

На мой взгляд, такая формулировка в проекте представляет собой ни что иное, как односторонний отказ от исполнения наследственного договора. При такой конструкции договора не могут быть обеспечены интересы другой стороны. Соответственно, вводя новый институт наследственного права, необходимо наличие условий, принципиально отличающих его от уже устоявшегося в России института завещания.

Полагаю, что целесообразно дополнить пункт 8 проекта федерального закона фразой о том, что беспрепятственное осуществление наследодателем вышеприведенных прав возможно, если иное не установлено сторонами в наследственном договоре.

Также, в связи с тем, что новый институт имеет договорную конструкцию, необходимо зафиксировать, на сколько точно должен быть прописан предмет договора – наследственная масса. Что будет отнесено к существенным условиям наследственного договора. Исходя из этого можно сбалансировать интересы сторон.

На мой взгляд, целесообразно руководствоваться тем, что наследодатель вправе беспрепятственно воспользоваться своим правом, установленным пунктом 8 проекта федерального закона, в отношении имущества, которое либо не вошло в предмет договора, либо вошло под общей фразой «все мое имущество, какое окажется мне принадлежащим, в чем бы оно ни заключалось и где бы оно не находилось и т.п.».

В том случае, когда в предмете наследственного договора имущество было индивидуализировано, полагаю, что на него должно быть наложено обременение.

В случаях, когда речь идет о недвижимом имуществе, нотариус самостоятельно уведомляет регистрирующий орган о наличии обременения, который в свою очередь вносит соответствующую запись. Что же касается движимого имущества, к которому в том числе относятся доли (паи) в соответствующих хозяйствующих обществах, то нотариус вносит запись о наличии обременения в реестр залогов движимого имущества.

Заключение

Конструкция наследственного договора подлежит дальнейшей разработке и усовершенствованию.

В настоящей статье рассмотрены лишь некоторые аспекты, которые, по моему мнению, требуют особенного внимания. Несмотря на несовершенство данного института в России, полагаю, что не следует от него отказываться. В процессе исследования мною были выдвинуты некоторые положения, которые, на мой взгляд, могут быть учтены при дальнейшей разработке правовой конструкции наследственного договора.

Необходима более детальная проработка его положений, в том числе опираясь на практический опыт стран, в которых наследственный договор успешно функционирует.

 



Список литературы:

  1. Выписка из протокола заседания Совета ГД ФС РФ от 16.02.2015 N 221 <О проекте Федерального закона N 295719-6 «О внесении изменений в раздел V части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации»>.
  2. Паспорт проекта Федерального закона N 801269-6 «О внесении изменений в части первую, вторую и третью Гражданского кодекса Российской Федерации» (в части совершенствования наследственного права).
  3. Статья 1 проекта Федерального закона N 295719-6 «О внесении изменений в раздел V части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации» (ред., внесенная в ГД ФС РФ, текст по состоянию на 13.06.2013).
  4. Федеральный закон от 29.07.2017 N 259-ФЗ «О внесении изменений в части первую, вторую и третью Гражданского кодекса Российской Федерации».
  5. http://www.e-nasledstvo.ru/news/610.html.


Комментарии:

Фамилия Имя Отчество:
Комментарий: