» ГЛАВНАЯ > К содержанию номера
 » Все публикации автора

Журнал научных публикаций
«Наука через призму времени»

Апрель, 2018 / Международный научный журнал
«Наука через призму времени» №4 (13) 2018

Автор: Солодянкина Дарья Сергеевна, магистрант 2 курса
Рубрика: Юридические науки
Название статьи: Актуальные вопросы защиты прокурором лиц с ограниченными возможностями от негативного влияния информации

Статья просмотрена: 177 раз
Дата публикации: 09.04.2018

УДК 347.96


АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ЗАЩИТЫ ПРОКУРОРОМ ЛИЦ С ОГРАНИЧЕННЫМИ ВОЗМОЖНОСТЯМИ ОТ НЕГАТИВНОГО ВЛИЯНИЯ ИНФОРМАЦИИ

Солодянкина Дарья Сергеевна

магистрант 2 курса

Санкт-Петербургский юридический институт (филиал)

Академия Генеральной прокуратуры Российской Федерации, г. Санкт-Петербург

 

Аннотация. В статье поднимаются вопросы о защите лиц с ограниченными возможностями от влияния информации, способной причинить вред их здоровью и развитию. Также обращается внимание на роль органов прокуратуры при осуществлении прокурорского надзора в сфере обеспечения такой защиты.

Ключевые слова: вредоносная информация, «ментальная инвалидность», прокуратура.

 

Основополагающим законом, включающим ключевые положения о защите от вредоносной информации отдельных категорий граждан в Российской Федерации, является Федеральный закон от 29.12.2010 № 436-ФЗ «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию»[1]. Не возникает сомнений в возможном негативном влиянии используемой информации на детей, однако, может ли такая информация оказывать вредное влияние на совершеннолетних лиц, имеющих определенные особенности состояния здоровья, так называемые «ментальные особенности»? Нужно ли обеспечивать безопасное поле окружающей информационной среды для таких людей и если да, то кто должен этим заниматься? Какова роль прокуратуры при защите таких лиц с особенностями в состоянии здоровья и на каком законном основании необходимо осуществлять такую защиту?

Проанализируем международные правовые акты и федеральное законодательство. В соответствии со ст. 17 Конвенции о правах инвалидов (принята резолюцией 61/106 Генеральной Ассамблеи от 13 декабря 2006 г.)[2] каждый инвалид имеет право на уважение его физической и психической целостности наравне с другими. Отметим, что в ст. 8 Конвенции закреплена цель просветительно-воспитательной работы в государствах-участниках, состоящая в повышении просвещенности всего общества, в том числе на уровне семьи, в вопросах инвалидности и укреплении уважения прав и достоинства инвалидов, с этой целью надлежит побуждать все органы массовой информации к такому изображению инвалидов, которое согласуется с целью настоящей Конвенции.

Как обоснованно отмечается в научных публикациях, Конвенция не создает новых прав для инвалидов, а раскрывает смысл основных принципов прав человека применительно к этой категории населения. В Конвенции нашли закрепление права, имеющие важнейшее значение для инвалидов. Необходимость включения того или иного права в текст Конвенции обусловлена тем, что данное право не соблюдается по отношению ко многим инвалидам или что его реализация требует принятия дополнительных мер со стороны государства [3].

В рамках подготовки к ратификации Конвенции и в процессе приведения российского законодательства в соответствие с Конвенцией приняты 12 законодательных актов, направленных на реализацию отдельных норм Конвенции: изменения и дополнения в законодательстве касались обеспечения инвалидам дополнительных условий для реализации избирательных прав, улучшения механизма реабилитации в учреждениях социального обслуживания, установления выплат по возмещению вреда здоровью инвалидам военной травмы, организации образования инвалидов, введения норм об установлении требований к оснащению специальных рабочих мест для инвалидов, повышения доступности воздушных перевозок, расширения сфер использования жестового языка, обеспечения дополнительных условий доступности для инвалидов по зрению кассовых операций.

В 2014 году был принят Федеральный закон [4], вносящий изменения и дополнения в законодательство и предусматривающий координацию межведомственного взаимодействия в сфере занятости инвалидов, обеспечения условий доступности культурных ценностей, а также создание программ подготовки для сотрудников уголовно-исполнительной системы для обеспечения прав людей с инвалидностью в местах лишения свободы и иные меры.

 Полагаем, что реализация права на общение, в том числе с использованием информационно-коммуникационных технологий в настоящее время требует принятия мер со стороны государства.

Конституция Российской Федерации в ч. 4 ст. 29 гарантирует каждому право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом. Перечень сведений, составляющих государственную тайну, определяется федеральным законом.

В статье 14 Федерального закона от 24.11.1995 № 181-ФЗ «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации» указано на обеспечение права инвалида на беспрепятственный доступ к информации. Следует предположить, что перечень критериев  доступа относится в общих чертах ко всем лицам указанной категории вне зависимости от степени и характера инвалидности.

Но следует вернуться к упомянутому ранее термину «ментальные особенности», который достаточно распространен в международных актах. В отечественном законодательстве данное понятие не находит своего определения, однако достаточно часто включается в региональные нормативные акты. Так, в постановлении Правительства Архангельской области от 10 ноября 2016 г. № 449-пп «Об утверждении концепции совершенствования социальной поддержки совершеннолетних граждан с ментальными особенностями здоровья в Архангельской области на 2016 – 2020 годы»[5] в п. 2 главы I указывается, что «ментальная инвалидность» представляет собой «наличие интеллектуальных нарушений и/или нарушений психического здоровья, вследствие которых гражданин сталкивается с социальными барьерами (правовыми и иными), которые мешают его полному и эффективному участию в жизнедеятельности общества наравне с другими и обуславливают необходимость применения мер защиты и дополнительных гарантий для преодоления таких барьеров». Само постановление направлено на развитие социальной поддержки и оказание помощи людям с такими нарушениями, однако вопросы обеспечения информационной безопасности, позволяющей сократить уровень негативного влияния информации на инвалидов и не допустить ухудшение их здоровья, не рассматриваются.

Тогда насколько целесообразно сравнивать восприятие  информации несовершеннолетним и лицом, обладающим подобными особенностями здоровья? По нашему мнению, ставить знак равенства априори является неправильным. «Ментальная инвалидность» включает ряд болезней, которые являются неизлечимыми, следовательно, установить негативные последствия влияния информации представляется достаточно сложным. В свою очередь, воздействие информации на детей обладает  более социально значимой угрозой, так как относительно «особенных» людей психика ребенка еще не подвергается каким-либо нарушениям.

Однако исключать влияние вредоносной информации на людей с формами «ментальной инвалидности» нельзя. Например, психический инфантилизм подразумевает отставание в развитии и поведении взрослого человека, подобно ребенку. В таком случае негативное воздействие информации на инвалидов представляется вполне логическим последствием. Но правом указанный вопрос не урегулирован. В статье 9 Федерального закона от 27.07.2006 № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации»[6] указано об ограничении доступа к информации в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства. Это достаточно общая формулировка, не конкретизирующая виды информационной продукции в отличии от Федерального закона от 29.12.2010 № 436. Отметим, что последний ориентирован только на лиц, не достигших возраста 18-лет, следовательно, ссылаться на нормы этого закона при защите прав и интересов лиц, достигших совершеннолетия, нецелесообразно. Однако, на наш взгляд, критерии определения информации вредоносной должны соответствовать перечню информации статьи 5 Федерального закона № 436.

Если все-таки рассмотреть необходимость защиты от вредоносной информации лиц с «ментальной инвалидностью», то возникает вопрос об уполномоченном органе, который должен обеспечивать данную безопасность. На сегодняшний день основным органом контроля является Федеральная служба по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (далее – Роскомнадзор). В п. 5.1.1.6. Постановления Правительства РФ от 16.03.2009 № 228 «О Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций» [7]  на Роскомнадзор возложена обязанность обеспечения соблюдения требований законодательства в сфере защиты детей от информации, причиняющей вред их здоровью и (или) развитию при производстве и выпуске средств массовой информации, вещании телеканалов, радиоканалов, телепрограмм и радиопрограмм, а также в части распространения информации посредством информационно-телекоммуникационных сетей (в том числе в сети Интернет) и сетей подвижной радиотелефонной связи. Смеем предположить, что обеспечение информационной безопасности лиц с «ментальной инвалидности» также должно организовываться и контролироваться  Роскомнадзором совместно с Министерством здравоохранения Российской Федерации, подключая органы социальной защиты, психоневрологические интернаты и диспансеры, то есть те учреждения, которые непосредственно взаимодействуют и оказывают помощь инвалидам.

Немаловажной является роль прокуратуры. Так, в области обеспечения информационной безопасности несовершеннолетних органы прокуратуры осуществляют надзор за исполнением федерального законодательства, регулирующего защиту детей от негативного влияния информации на здоровье, репутацию, нравственное и духовное развитие. Средствами реагирования прокурора на незаконное распространение такой информации или наличие возможной угрозы несовершеннолетним содержащимся в той или иной информации сведениями являются закрепленные в Федеральном законе от 17.01.1992 № 2202-1 «О прокуратуре Российской Федерации» [8] принесение протестов, внесение представлений, вынесение постановлений о возбуждении производства об административном правонарушении (статьи 23-25.1). Также прокуроры вправе перенаправить полученное обращение граждан и организаций соответствующим органам контроля; наделены правом обращения в суд с исками в порядке статьи 45 ГПК РФ. На основании указанной статьи прокурор обеспечивает защиту прав, свобод и законных интересов лиц, которые не имеют возможности по состоянию здоровья, возрасту, недееспособности и иным уважительным причинам самостоятельно обратиться в суд.

В целом, можно отметить, что полномочия и средства реагирования прокуроров по защите инвалидов аналогичны с имеющимися в отношении защиты несовершеннолетних лиц.

Полагаем, что с учетом специфики оценивания влияния информации на лиц с особенностями состояния здоровья необходимо привлекать специалистов в области медицины с целью подтверждения негативного влияния информации, приводящего к ухудшению состояния больного. 

Таким образом, обозначенные нами проблемы в области защиты инвалидов от вредоносной информации являются поводом для дальнейшей дискуссии. Если законодатель выделяет слабо защищенную и уязвимую часть граждан, как несовершеннолетние, как урегулировать вопрос влияния такой информации на взрослого здорового человека? Также невозможно выделить отдельный вид информации, который в полной или частичной мере будет являться негативной. Можно указать группы, – дети, инвалиды, пенсионеры, жертвы насилия и другие – на которых может оказать информация негативное воздействие. В таком случае представляется необходимым преодолеть абстрактность действующего законодательства и ввести в нормативные акты конкретные формулировки, разработать базовые критерии и требования по отдельным категориям граждан, на которых информация может оказывать вредоносное влияние.

 



Список литературы:

  1. О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию : Федеральный закон от 29.12.2010 № 436-ФЗ // Российская газета. – 2010. – № 297.
  2. Конвенции о правах инвалидов (принята резолюцией 61/106 Генеральной Ассамблеи от 13 декабря 2006 г.) // Бюллетень международных договоров. – 2013. – № 7. – С. 45 – 67.
  3. Деменева А.В. Защита прав инвалидов в практике Европейского суда по правам человека и комитета ООН по правам инвалидов: параллельные пути или точки соприкосновения? // Международное правосудие. – 2016. – № 4. – С. 84-98.
  4. О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам социальной защиты инвалидов в связи с ратификацией Конвенции о правах инвалидов : Федеральный закон от 1.12. 2014 года № 419-ФЗ // Российская газета. – 2014. – № 278.
  5. Об утверждении концепции совершенствования социальной поддержки совершеннолетних граждан с ментальными особенностями здоровья в Архангельской области на 2016 – 2020 годы : Постановление Правительства Архангельской области от 10 ноября 2016 г. № 449-пп [Электронный ресурс]. URL: http://docs.cntd.ru/document/462629410 ( дата обращения 07.04.2018)
  6. Об информации, информационных технологиях и о защите информации Федерального закона от 27.07.2006 № 149-ФЗ // Российская газета. –2006.– № 165/
  7. О Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций : постановление Правительства РФ от 16.03.2009 № 228 // Собрание законодательства РФ. ¬– 2009. ¬– № 12.¬– Ст. 1431.
  8. О прокуратуре Российской Федерации: Федеральный закон от 17.01.1992 № 2202-1 // Собрание законодательства РФ. – 1995. - № 47.- ст. 4472.


Комментарии:

Фамилия Имя Отчество:
Комментарий: