» ГЛАВНАЯ > К содержанию номера
 » Все публикации автора

Журнал научных публикаций
«Наука через призму времени»

Апрель, 2018 / Международный научный журнал
«Наука через призму времени» №4 (13) 2018

Автор: Клименко Анастасия Анатольевна, студент
Рубрика: Исторические науки и археология
Название статьи: К вопросу о роли турецкого национализма в войне за независимость

Статья просмотрена: 202 раз
Дата публикации: 12.04.2018

К ВОПРОСУ О РОЛИ ТУРЕЦКОГО НАЦИОНАЛИЗМА В ВОЙНЕ ЗА НЕЗАВИСИМОСТЬ

Клименко Анастасия Анатольевна

студентка исторического факультета, 4 курс

Курский государственный университет, г.Курск

Аннотация. В данной статье представлен обзор социально-политических условий, в которых сформировался и получил дальнейшее развитие турецкий национализм, определена его роль в войне за независимость и становлении Турецкой Республики.  На основе проведенного исследования автор приходит к выводу, что в условиях поиска новой идеологической концепции, заменившей панисламизм и османизм, господствующая верхушка Турецкого государства превратила идею  национализма в новую «государственную религию».

Ключевые слова: младотурки, национализм, лаицизм, народность, общества защиты прав движение за независимость, Турецкая республика, конституция.

 

История национально-освободительного движения на Востоке, которое не раз приводило к территориальным изменениям и перекройке карты мира, являются неотъемлемой составляющей мировой истории. Этим обусловлен интерес к данному вопросу отечественных и зарубежных востоковедов. Тема  национально-освободительной борьбы приобрела особую актуальность в последние десятилетия в связи с осложнением положения в ряде стран Исламского Востока, в том числе, из-за национального и этнического аспектов. Тем не менее, национализму, как фактору освободительного движения, на наш взгляд, уделялось недостаточно внимания.  Нами же будет предпринята попытка рассмотреть становление Турецкой Республики через призму миллиетчилика – турецкого национализма, в частности, будут рассмотрены вопросы  его  возникновения и эволюции в турецком обществе и роли в национально-освободительной борьбе турецкого народа за независимость.

К источникам по изучаемой теме стоит отнести работы М. Кемаля, в которых рассмотрен широкий круг вопросов турецкого национализма  и национально-освободительного движения [5, 17, 23]. К источникам также следует отнести тексты Мудросского перемирия [22], Амасийского циркуляра [3], Севрского и Лозанского мирных договоров [21], Конституции 1924 г. [24] , в которых в той или иной степени затрагивались вопросы национализма. 

Начиная с 1920-х гг. тема национально-освободительного движения привлекает внимание историков. Среди отечественных исследователей стоит назвать В.И. Ленина, который впервые оценил международное значение освободительного движения турецкого народа [1, с. 125, 353-354]. Также ценны работы М. Павловича [10], В. Гурко-Кряжина [11], Г. Астахова [12]. Особый интерес вызывают  работы таких советских востоковедов, как Шамсутдинов А. М.,  Гасратяна М. А.,  Орешкова С. Ф., Петросян Ю. А. [17]; и исследования турецких историков, в частности, Айдемир С. [19] и Селек С. [20] и др.

Хронологически данное исследование охватывает период с 30 октября 1918 г. – даты подписания Мудросского перемирия, -  до принятия 20 апреля 1924 г.  конституции Турецкой республики.

После поражения Османского государства в Первой мировой войне и подписания Мудросского перемирия [22], согласно 7 статье которого союзники имели право на оккупацию любого города и любого пункта, имеющего важное стратегическое значение, страны Антанты приступили к оккупации важнейших стратегических районов бывшей империи.  Союзники считали, что могут, наконец, осуществить ее полный раздел, так как не видели силы, способной противостоять империалистам в оккупации и дальнейшем расчленении Османской империи. Противники Антанты – младотурки, ушли с политической арены. Оккупация сопровождалась грабежом, насилием и произволом. В Западной Анатолии население истреблялось. В.В. Фрунзе так описывал эти события: «Более яркую картину грабежа и надругательства трудно был придумать» [14]. Как реакция на оккупационную политику зародилось движение за независимость Турции.

Освободительное движение турецкого народа возглавила турецкая интеллигенция, в том числе офицерство, из среды которого вышел М. Кемаль-паша.

В Анатолии же существовали не только партизанские отряды, но и национально-революционные организации, которые носили название Обществ защиты прав. Последние  создавались в турецких провинциях с целью организации сопротивления. На юге началась партизанская борьба, организованная турецкими крестьянами против французской оккупационной администрации. В восточных вилайетах национальные организации выступали с требованиями дать отпор посягательствам и провокациям греков и дашнаков. В Западной Анатолии ряд турецких офицеров примкнул к крестьянским партизанским отрядам, подготавливая вооруженное сопротивление оккупационным миссиям, но и эти национальные силы были разрознены и действовали несогласованно.

Когда в мае 1919 г.  М. Кемаль в качестве инспектора армии по поручению султана Вахидеддина прибыл в Анатолию для изучения обстановки, он обратил особое внимание на национализм как единственную эффективную идею в деле консолидации сил освободительного движения против оккупационной политики держав Антанты. В докладе  из Самсуна 22 мая 1919 г. в канцелярию великого везира Дамада Ферид- паши М. Кемаль писал: «Нация приняла за основу национальный суверенитет и турецкий национализм. Она будет бороться за это» [2, p. 139-140].

Отдельно стоит сказать об эволюции миллиетчилика как такового. До фактического перехода власти в руки партии «Единение и прогресс» такого понятия как турецкий  национализм в принципе не существовало.  Более того, именно с движением конституционалистов, первоначально «Новых османов», связано появление такого термина как «нация», которое стало результатом труда турецких просветителей. Первоначально под словом «миллет» понималась религиозная община и только в первом десятилетии XX в. в связи со сменой мусульманской терминологии «миллет» стал тождественным понятию «нация». Султанская власть в идеологическом отношении придерживалась концепции паносманизма, который вкупе с панисламизмом одновременно являлся и старой политической доктриной, и перекочевавшей в младотурецкий режим идеологической основой движения «Новых османов» и мы могли видеть как в различных вариантах он некоторое время обслуживал и зулюм, и конституционалистов, и даже часть нетурецкой элиты. Но с установлением в 1913 году диктатуры триумвирата в лице Энвер-паши, Талаат-паши и Джемаль-паши, власти пошли значительно дальше, объединив паносманизм и панисламизм с пантюркизмом. Однако очень скоро паносманизм также как и панисламизм потерпел полный и окончательный крах, который являлся результатом Триполитанской и Балканских войн [7, с. 29]. Тогда младотурки сделали акцент на пантюркизме-объединении всех тюркоязычных народов под эгидой Османской империи.  В этой сложной и многоплановой борьбе именно пантюркизм постепенно перерос в турецкий национализм. Как считает турецкий исследователь Суна Кили , одним из решающих факторов победы кемалистов был именно принцип национализма [4, p. 38].  Но по словам того же историка национализм не был ирридентным (направленным против какого-либо этноса) и не носил расистский характер. Эту точку зрения можно подтвердить статьей 88 из принятой в 1924 году конституции, в которой говорилось, что все граждане Турции вне зависимости от расовой и религиозной принадлежности считаются турками [6]. Сам М. Кемаль противопоставлял «суверенитет нации» «суверенитету Османской империи» [23, с. 270-282]. Национализм стал базой нового режима и одним из трех основных принципов Республиканской Турции: национализм, лаицизм и народность.  В частности, об этом говорит всемирно известный турецкий историк Кемаль Карпат [8, p.48].

В контексте данного исследования, несомненно, стоит уделить внимание и двум другим принципам новой Турции – лаицизме и народности.

Лаицизм – движение за освобождение общества от влияния религиозных институтов и создание светского государства. Идея лаицизма не была чем-то новым для Турции переходного периода и уж тем более Первой Турецкой Республики. Также, как и концепция национализма,  лаицизм как таковой появился в период правления младотурецкого комитета «Единение и прогресс». Последний рассматривал данную идеологическую концепцию как средство обеспечения модернизации страны, но вкупе с национализмом.  Связка национализм-лаицизм  использовалась в годы триумвирата для сокращения сферы действия ислама и, как следствие, для наступления гражданских юридических норм на шариат [9, p. 309-310]. Кемалисты переняли практику своих политических предшественников, применяя на практике указанную выше связку для проведения широкой программы реформ, которую однозначно можно рассматривать как вестернизацию. Здесь М. Кемаль и его единомышленники нашли поддержку в лице Зии Гекальпа – бывшего идеолога младотурецкого движения.  Он писал: «Тюркизм (национализм) никоим образом не совместим с клерикализмом и теократией» [15, p.522-525]. Таким образом, можно рассматривать лаицизм как средство по усилению позиций национализма, за счет которого главным образом и планировалось построить вестернизированное государство.

Другим важным принципом, на основе которого строилась Первая Турецкая Республика  и которому кемалисты и лично М. Кемаль уделили самое серьезное внимание, стала народность. Его также стоит рассматривать в связке с национализмом как трактовку последнего в социально-политическом аспекте. Это было теснейшим образом связано все с той же вестернизацией. Определяя ее политическое содержание, М. Кемаль отмечал, что «все наши стремления направлены на то, чтобы создать в Турции современную, западную политическую систему…» [17, p.91]. Таким образом, главным принципом оставался национализм, а лаицизм и народность «обслуживали» его. Принцип народности, как отмечал Кемаль Карпат, был способом социальной сплоченности вокруг идей национализма [8, p.49].

21-22 июня 1919 г. в Амасье состоялось совещание сторонников М. Кемаля, которое приняло документ, наиболее известный как Амасийский циркуляр (Amasya Genelgesi) [3, p. 30-31]. В последнем говорилось, что единство и независимость нации находятся в большой опасности в то время, как правительство в Стамбуле больше не может выполнять свои обязательства перед народом, поэтому было решено созвать национальный съезд в Сивасе (куда предлагалось прибыть как можно скорее трем представителям от каждой провинции) и конгресс в Эрзуруме [5, p.29]. 

Результат Амасийского циркуляра невозможно переоценить: впервые упоминалось правительство, основанное на национальном суверенитете, впервые игнорируется стамбульское правительство, которое названо «узником вражеских государств»  и самое главное - официально объявлена война за независимость. Отечественные и турецкие исследователи отмечают важное историко-политическое значение Амасийского циркуляра [ 14, с. 70—71];  [17, с. 166—167]; [19, p. 33]; [20, p. 215—216].

Так  летом-осенью 1919 г. при непосредственном участии М. Кемаля в Эрзуруме (23 июля – 6 августа) и Сивасе (4-11 сентября) были проведены конгрессы Обществ защиты прав. Именно национализм способствовал объединению всех сил во всетурецкое Общество защиты прав Анатолии и  Румелии во главе с Представительным комитетом из 13 человек, который был создан на съезде в Сивасе. Председателем был назначен М. Кемаль. В данном случае, можно классифицировать всетурецкое Общество защиты прав Анатолии и  Румелии как первое временное правительство новой Турции [13]. Знаменем вооруженной национально-освободительной борьбы стал лозунг «Национальная власть – полная независимость» [14].

Стоит сказать о реакции союзников на эти события: державы Антанты во время конгресса в Сивасе спровоцировали восстание курдов, кроме того, пытались  разогнать конгресс силой, но все попытки сорвать конгресс успеха не имели. По всей Анатолии прокатилась волна митингов и собраний; разрозненные партизанские отряды в Северо-Западной Анатолии объединились в более крупные части и стали называться «национальные силы».

Когда султан приступил к подавлению освободительной борьбы с помощью иностранных войск, Общество защиты прав Анатолии и  Румелии объявило о необходимости созыва нового парламента и мобилизовал на освободительную борьбу народные массы. В апреле 1920г. в г.Анкаре состоялось заседание Великого националь­ного собрания Турции (ВНСТ), где последнее объявило себя единственным представителем национальной воли. 7 июня 1920 г. ВНСТ приняло закон, по которому были аннулированы все договоры, конвенции, соглашения, акты и официальные постановления, заключенные султанским правительством без одобрения ВНСТ, начиная со дня оккупации Стамбула 16 марта 1920 г.

Страны-союзницы решили уничтожить национально-освободительное движение с помощью султанского правительства и снабдили всем необходимым направленную в Анатолию халифатскую армию под командованием Сулейман Шефик-паши. Однако, мало того, что в первых же столкновениях с кемалистами султанское войско потерпело поражение, большая часть халифатской армии присоединилась к национально-освободительной борьбе на стороне М. Кемаля.

Тогда коалиция Антанты решили воспользоваться помощью примкнувшей к ней Греции которая уже оккупировала Измир и начала продвижение далее на восток, расширяя зону своей оккупации уже без согласия Антанты[6, σελ.150–154; 7, p. 76–83].  

Используя сложившуюся ситуацию, Антанта навязала султанскому правительству Севрский мир от 10 августа 1920 г. [21]  По условиям этого договора численность турецкой армии не могла превышать 50.000 чел., над финансами Турции устанавливался международный контроль, а также официально оформлялся раздел арабских и европейских владений Османской империи. Севрский договор был воспринят в Турции как несправедливый и «колониальный», как очевидное проявление неспособности султана Мехмеда Вахидеддина защищать национальные интересы.

ВНСТ отказалось ратифицировать договор.

 Первым внешнеполитическим решением М. Кемаля стало сближение с Советской Россией. На имя В.И. Ленина было направлено обращение с предложением установления дипломатических отношений и просьбой об оказании помощи Турции в борьбе против империализма. Итогом переговоров стал подписанный 16 марта 1921 г. Московский договор, по которому Советская Россия  отказывалась от всех неравноправных договоров, которые были заключены имперской Россией. Кроме того, советское правительство отказалось признавать любые акты, не одобренные ВНСТ. Это имело большое политическое значение, так как в число таких актов автоматически попадал Севрский договор. Также была достигнута договоренность о предоставлении Турции финансовой помощи размеров в 10 миллионов рублей золотом и оказана помощь оружием, в том числе были переданы винтовки, минное и артиллерийское вооружения [16].

Лучше всего позволяют оценить роль этой помощи слова М. Кемаля: «Мы ценим советский народ, ваше правительство и В.И. Ленина… У нас одна цель – борьба с империалистами, освобождение народов от колониального гнета. Победа новой Турции над англо-французскими и греческими интервентами была бы сопряжена с несравненно большими жертвами или даже совсем невозможна, если бы не поддержка России. Она помогла Турции морально и материально. И было бы преступлением, если бы наша нация забыла об этой помощи» [16, с. 154].

Тем временем, в июле 1921 г. турецкие войска под руководством М. Кемаля одержали крупную победу у р. Секарья. После этого Франция, не желавшая способствовать расширению влияния Англии на Ближнем Востоке вывела свои войска. Италия начала эвакуацию своих войск еще в начале июня. 11 октября между Турцией с одной стороны и Великобританией, Францией, Италией было подписано Муданийское перемирие. С 14 октября 1922 г. к этому перемирию присоединилась Греция, потерпевшая поражение в ходе греко-турецкой войны 1919 - 1922 г. 

Зимой 1921 г. ВНСТ приняло Закон об основах организации, одно из положений которого гласило, что суверенитет безоговорочно принадлежит нации [5, p. 562-653]. 1 ноября 1922 года ВНСТ приняло закон о разделении халифата и султаната, при этом последний упразднялся. Вахидеддин был лишен титула султана и халифа и бежал на Мальту.

20 ноября 1922 г. в г. Лозанне открылась мирная конференция, итогом которой стало подписание 24 июля 1923 Лозаннского мирного договора и Конвенция о Проливах [21]. По Лозаннскому миру был отменен режим капитуляций, Турция сохранила за собой территории, отторгнутые от неё по Севрскому договору 1920 года. Тем не менее, Турция  была вынуждена отказаться от претензий на Аравию, Египет, Судан, Триполитанию, Керинаику, Мессопотамию, Палестину, Сирию и Ливан, Трансиорданию, острова в Эгейском море. Граница во Фракии была установлена по линии реки Марица. Оттоманский долг распределялся между Турцией и теми державами, в пользу которых были отделены территории от Османской империи. Оттоманский долг должен был погашаться в равных долях в течение 20 лет. Из-за несогласия с этим пунктом договора, Лозаннское соглашение не подпишет Королевство сербов, хорватов и словенцев. Но самым крупным завоеванием турецкого народа в Лозанне было юридическое признание странами Антанты суверенитета Турции, ее территориальной целостности и независимости. Вскоре после заключения мирного договора, 29 октября 1923 г. Турция была провозглашена Республикой.  20 апреля 1924 г.  была принята 2-я конституция Турецкой республики, действовавшая до 1961 г. [24].

В создавшихся социально-политических условиях произошло зарождение и дальнейшее развитие турецкого национализма. Национализм был создан младотурками в условиях диктатуры собственного комитета, но «государственной религией» национализм стал уже в республиканский период существования Турецкого государства.

Роль национализма для судьбы Османской империи и ее правопреемницы Турции  является неоднозначна. Османская империя, представлявшая из себя целый конгломерат племен и народностей с различными религиозными верованиями, была уничтожена благодаря национализму покоренных народов, в то же время, национализм отстоял независимость Турции, консолидировал разрозненные политические силы и был определяющим фактором для появления на обломках рухнувшей империи нового государства – Турецкой республики.

 



Список литературы:

  1. Ленин В.И.. ПСС. Т. 42.
  2. Eroğlu H. Milli eğemenlik ilkesi ve Anayasalarımız. - Atatürk araştırma merkezi dergisi. C. I. 1984, № 1.
  3. Текст циркуляра см.: Ataturk М. К- Nutuk. С. 1. Istanbul, 1962
  4. Kili S. 1960-1975 döneminde Cumhuriyet halk partisinde gelişmeler. İstanbul, 1976
  5. Atatürk Kemal, Nutuk (1919-1927). Ankara, 1989
  6. Δημητρης Φωτιαδης,Σαγγαριος,Φυτρακης,1974
  7. George Horton,The Blight of Asia.
  8. Karpat K. Türk demokrasi tarihi
  9. Tunaya T.Z. Türkiye’de siyasal partiler. C. III. İttihat ve terakki. İstanbul, 1989
  10. М. Павлович. Революционная Турция. М., 1921.
  11. Гурко-Кряжин В.А. История революции в Турции. М. 1923.
  12. Астахов Г. От султаната к демократической Турции. Очерки из истории кемализма. М. 1926
  13. Миллер А. Ф. Вступительная статья.— Кемаль Ататюрк. Избранные ре¬чи и выступления. М., 1966
  14. Шамсутдинов А. М. Национально-освободительная борьба в Турции 1918—1923 гг. М., 1966
  15. Kaynar R. Atatürklükte millileşme, lâikleşme, çağdaşlaşma (medeniyetçilik). -Atatürk araştirma merkezi dergesi. [Ankara], 1988, c. IV, № 12
  16. Громыко А.А. История внешней политики СССР. М., 1978.
  17. Ataürk’ün söylev ve demecleri. C. I -III. [Ankara], 1989, C. III
  18. Гасратян М. А., Орешкова С. Ф., Петросян Ю. А. Очерки истории Турции. М., 1983
  19. Aydemir Si. S. Tek adam Mustafa Kemal. С. 2. Istanbul, 1964
  20. Selek S. Anadolu thtilali. C. 1. Istanbul, 1963
  21. Севрский мирный договор и Акты, подписанные в Лозанне. М., 1927.
  22. «Mudros Agreement: Armistice with Turkey (October 30, 1918)» (full text (англ.)), volume 6, German History in Documents and Images, German Historical Institute, Washington, DC (www.germanhistorydocs.ghi-dc.org)
  23. Мустафа Кемаль. Путь новой Турции. М., 1934, Т. 4
  24. Текст Конституции 1924 г. http://genckaya.bilkent.edu.tr/1924constitution.pdf


Комментарии:

Фамилия Имя Отчество:
Комментарий: