» ГЛАВНАЯ > К содержанию номера
 » Все публикации автора

Журнал научных публикаций
«Наука через призму времени»

Июнь, 2018 / Международный научный журнал
«Наука через призму времени» №6 (15) 2018

Автор: Середенина Татьяна Александровна, секретарь судебного заседания
Рубрика: Юридические науки
Название статьи: Ответственность за злоупотребление процессуальным правом в гражданском (арбитражном) процессе

Статья просмотрена: 193 раз
Дата публикации: 5.06.2018

ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА ЗЛОУПОТРЕБЛЕНИЕ ПРОЦЕССУАЛЬНЫМ ПРАВОМ В ГРАЖДАНСКОМ (АРБИТРАЖНОМ) ПРОЦЕССЕ

Середенина Татьяна Александровна

студент 2 курса, кафедра Гражданского права,

Приволжский филиал ФГБОУВО «РГУП», г.Нижний Новгород

 

Аннотация. В статье рассматривается ответственность за злоупотребление правом в судопроизводстве. Также автор предлагает способы противодействия злоупотреблению процессуальными правами.

Ключевые слова: страховой спор, процессуальная выгода, злоупотребление процессуальными правами.

 

Одним из самых спорных, но в то же время наиболее востребованных правовых институтов, используемых в современной правоприменительной деятельности, является противодействие злоупотреблению правом.

Злоупотребление - достаточно широко распространенное в общественной жизни явление, имеющее негативный характер и определяемое как нарушение "добрых" правил поведения в силу умысла его исполнителя.[1] Анализируя такое явление, как "злоупотребление", нельзя не рассмотреть и противоположную ему правовую категорию - "добросовестность".[2]

Согласно ч. 2 ст. 41 АПК РФ лица, участвующие в деле, должны добросовестно пользоваться всеми принадлежащими им процессуальными правами. Злоупотребление процессуальными правами лицами, участвующими в деле, влечет за собой для этих лиц предусмотренные АПК РФ неблагоприятные последствия.

В силу ч. 1 ст. 35 ГПК РФ лица, участвующие в деле, должны добросовестно пользоваться всеми принадлежащими им процессуальными правами. Добросовестное пользование процессуальными правами и злоупотребление процессуальными правами представляют собой фактическое выражение (реализацию) конституционного принципа недопустимости злоупотребления правом, закрепленного в ч. 3 ст. 17 Конституции Российской Федерации, и результат его нарушения соответственно применительно к сфере процессуальных отношений. [3]

Иными словами, злоупотребление процессуальными правами представляет собой нарушение лицом, участвующим в деле, обязанности добросовестного пользования процессуальными правами. Указанное нарушение влечет за собой наступление неблагоприятных последствий.

Злоупотребление процессуальными правами, исходя из положений вышеприведенных норм процессуального законодательства, может осуществляться только лицами, участвующими в деле.

Безусловно, лица, способствующие правосудию, могут недобросовестно пользоваться принадлежащими им процессуальными правами, однако их исключение из числа субъектов злоупотребления процессуальными правами обусловлено особым статусом в судебном процессе, ограниченным объемом имеющихся процессуальных прав и обязанностей, необходимых для выполнения возложенных на них функций, а также отсутствием у них интереса в исходе процесса.

Изложенное свидетельствует о том, что недобросовестное пользование лицами, способствующими правосудию, принадлежащими им процессуальными правами, злоупотреблением процессуальными правами в смысле, придаваемом ему АПК РФ и ГПК РФ, не является, следовательно, указанные лица субъектами злоупотребления процессуальными правами быть не могут.

Злоупотребление процессуальными правами, как и реализация процессуальных прав, осуществляется лицами, участвующими в деле, посредством не только процессуальных действий, но и процессуального бездействия[4].

С учетом указанных обстоятельств и принимая во внимание специфику процессуальных отношений, целью злоупотребления процессуальными правами стоит определить получение лицом, участвующим в деле, процессуальных выгод, а его последствием - причинение процессуального вреда лицам, участвующим в деле, и (или) воспрепятствование деятельности суда по правильному и своевременному рассмотрению и разрешению гражданского дела.

Процессуальная выгода - это процессуальный результат реализации, в том числе недобросовестной, процессуальных прав или выполнения процессуальных обязанностей лицом, участвующим в деле, либо осуществления судом прав, установленных законом в целях правильного и своевременного рассмотрения и разрешения гражданского дела, по собственной инициативе, позволяющий лицу, участвующему в деле, получить предполагаемый приоритет в достижении близлежащей или конечной цели судебного процесса[5].

Процессуальные выгоды истца, как правило, не являются таковыми для ответчика. Изложенное, однако, не исключает и другой вариант, при котором процессуальные выгоды приобретут обе стороны, например в случае удовлетворения судом их одинаковых (совместных) ходатайств.

Таким образом, процессуальные выгоды могут быть получены как в результате добросовестного и недобросовестного поведения лиц, участвующих в деле, так и в результате осуществления судом прав, установленных законом в целях правильного и своевременного рассмотрения и разрешения гражданского дела, по собственной инициативе, что обусловливает соответственно позитивный, негативный или нейтральный характер процессуальных выгод.

Реализация лицом, участвующим в деле, принципа состязательности при осуществлении своих процессуальных прав, выполнение процессуальных обязанностей.

Злоупотребление процессуальными правами, невыполнение процессуальных обязанностей.

И злоупотребление процессуальными правами, и добросовестное пользование ими же имеют одну и ту же цель - получение процессуальных выгод, которая, однако, достигается посредством использования различных методов. [6]

Процессуальный вред - это прямое или опосредованное нарушение процессуальных прав лиц, участвующих в деле, являющееся результатом злоупотребления процессуальными правами и (или) невыполнения процессуальных обязанностей лицами, участвующими в деле.

Учитывая специфику правового статуса лиц, способствующих (содействующих) правосудию, в том числе и вторичность их процессуальных прав по отношению к их процессуальным обязанностям, им не может быть причинен процессуальный вред. [7]

При этом стоит учитывать, что в гражданском процессе, в отличие от арбитражного, при причинении процессуального вреда происходит только опосредованное нарушение процессуальных прав лиц, участвующих в деле. Данное обстоятельство обусловлено тем, что гражданское процессуальное право не предоставляет участникам процесса никаких прав и не возлагает на них никаких обязанностей по отношению друг к другу[8].

Причинение процессуального вреда лицом, участвующим в деле, самому себе также представляется возможным. Это может осуществляться либо намеренно в корыстных интересах причинителя вреда (например, в случае сговора с другим лицом, участвующим в деле), либо в связи с отсутствием необходимой квалификации у соответствующего лица, участвующего в деле (его представителя).

Стороны судебных разбирательств не всегда обладают материально-правовыми средствами защиты собственных прав, что побуждает их в подобных случаях прибегать к недобросовестным действиям, используя предоставленные законом процессуальные права "во зло" и причиняя данными действиями вред противоположной стороне. К тому же встречаются ситуации, когда лицо действует исключительно с намерением причинить вред оппоненту. При таких обстоятельствах материальные затраты могут значительно превышать степень нематериального вреда. [9]

Анализ судебной практики арбитражных судов и судов общей юрисдикции различных уровней свидетельствует о том, что судьи чаще стали усматривать недобросовестность в действиях участников судебных процессов и квалифицировать данные деяния как злоупотребления процессуальными правами. Например, Седьмой арбитражный апелляционный суд в Постановлении от 23 ноября 2011 г. N 07АП-8994/11 указал, что в нарушение статей 134 - 136 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ) ответчик не раскрыл доказательства на стадии подготовки дела к судебному разбирательству, в судебных заседаниях участия не принимал, определения суда о представлении документально обоснованного отзыва на иск не исполнял, что свидетельствует о злоупотреблении им процессуальными правами[10].

Основным условием возникновения деликтного обязательства является противоправность поведения причинителя вреда. Косвенно запрет на злоупотребление процессуальными правами установлен в ст. 35 ГПК РФ и ст. 41 АПК РФ.

Дополнительно закреплена презумпция разумности и добросовестности субъектов, поскольку именно недобросовестное поведение и является злоупотреблением. Следовательно, невыполнение требования действовать добросовестно является предпосылкой правонарушения. Представляется целесообразным установить в процессуальных кодексах прямой запрет на злоупотребление процессуальными правами[11].

Вред и возможность его наступления были рассмотрены в ходе анализа примера из судебной практики, где явно наличествует и причинно-следственная связь между противоправным поведением субъекта и причинением вреда контрагенту. [12]

Вина при злоупотреблении процессуальными правами всегда выражается в прямом умысле. В противном случае имеют место либо добросовестное заблуждение, либо стремление легальными средствами защитить нарушенные законные интересы. [13]

Очевидным является сходство конструкций злоупотреблений материальными правами и процессуальными, поскольку конструкция "злоупотребление субъективным гражданским правом" заложила основу для развития соответствующей категории процессуального права. В связи с этим ведущие отечественные цивилисты обоснованно отмечают, что в законодательстве планируется разграничить собственно злоупотребление правом и причиненный этим злоупотреблением внедоговорный вред.[14]

При злоупотреблении процессуальным правом, например, на подачу искового заявления, суды допускают возможность возложения в подобных случаях на виновное лицо гражданско-правовой ответственности по ст. 1064 ГК РФ. Активные дискуссии по данному вопросу появились после внесения изменений в ст. 10 ГК РФ и введения в нее нормы об обходе закона.[15].

Так, ФАС Западно-Сибирского округа сформулировал следующее положение: "Суд данные действия квалифицировал как злоупотребление правом, применив статью 10 Гражданского кодекса Российской Федерации. Поскольку действия участника общества по обращению в суд регулируются нормами Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд апелляционной инстанции не обосновал, на каком основании к отношениям сторон, которые регулируются нормами процессуального права, могут быть применены нормы гражданского законодательства"[16].

К такому же выводу пришел ФАС Поволжского округа: "...обращение с иском (требованием) в суд в защиту нарушенных либо оспоренных прав - это процессуальное действие, регулируемое арбитражным процессуальным законодательством. Статья 10 ГК РФ регулирует вопросы злоупотребления правом участниками гражданских правоотношений, а не участниками судебного разбирательства. Применение статьи 10 ГК РФ к процессуальным правоотношениям противоречит статье 2 ГК РФ"[17].

Из сказанного вытекает, что ст. 1064 ГК РФ может использоваться при возмещении вреда, причиненного злоупотреблениями любыми процессуальными правами. В связи с чем отсутствуют видимые правовые коллизии для закрепления в ГПК РФ и АПК РФ отсылочной нормы об ответственности лица за процессуальные злоупотребления на основании ст. 1064 ГК РФ.

Представляется целесообразным дополнить ГПК РФ статьей 35.1 и АПК РФ статьей 41.1 следующего содержания:

"Не допускается осуществление прав, имеющее целью только причинение вреда другому лицу, государству, суду, а также иное заведомо недобросовестное поведение.

Лицо, которое умышленно причинило другому лицу вред способом, противоречащим "добрым нравам", обязано возместить причиненный вред в порядке ст. 1064 ГК РФ".

Предлагаемая норма, кроме непосредственного указания на возможность наступления ответственности за причиненный другому лицу вред, закрепляет главное условие ее реализации - противоправность. [18]

Нормативное закрепление ответственности за процессуальные злоупотребления и установление механизма взыскания причиненного вреда будут способствовать минимизации случаев злоупотребления правами участниками судебных разбирательств, а также восстановлению нарушенных недобросовестным поведением прав и законных интересов субъектов.

 



Список литературы:

  1. Бартошек М. Римское право: понятие, термины, определения. М., 1959. С. 131.
  2. Проблемы развития частного права: сб. статей к юбилею Владимира Саурсеевича Ема / отв. ред. Е.А. Суханов, Н.В. Козлова. М.: Статут, 2011. С. 423.
  3. Постановление ФАС Поволжского округа от 10 октября 2012 г. N А65-13619/2012// СПС Консультант Плюс.
  4. Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 9 января 2003 г. N Ф04/250-1990/А45-2002 // СПС Консультант Плюс.
  5. Постановление ФАС Поволжского округа от 18 мая 2011 г. по делу N А12-3245/2010 // СПС Консультант Плюс.

[1] Словарь русского языка: в 4 т. / АН СССР, Ин-т рус. яз.; под ред. А.П. Евгеньевой. 3-е изд., стереотип. М.: Русский язык, 1985 - 1988. Т. I. А - Й. 1985. С. 614.

[2] Бартошек М. Римское право: понятие, термины, определения. М., 1959. С. 131.

[3] Бартошек М. Римское право: понятие, термины, определения. М., 1959. С. 131.

[4] Постановление Федерального арбитражного суда Дальневосточного округа от 25 апреля 2013 г. N Ф03-1829/13 по делу N А73-15275/2012 // СПС Консультант Плюс

[5] Гражданский процесс: учебник. 2-е изд. доп., перераб. / под ред. А.Г. Коваленко, А.А. Мохова, П.М. Филиппова. М.: Юридическая фирма "Контракт"; Издательский дом "ИНФРА-М", 2010.  С 21.

[6] Бартошек М. Римское право: понятие, термины, определения. М., 1959. С. 131.

[7] Токарев В.Б. Компенсация от страховых компаний за поврежденное и потерянное имущество (квартира, дом): судебные споры // Жилищное право. 2017. N 5. С. 91

[8] Гражданский процесс: учебник. 3-е изд., перераб. и доп. / под ред. М.К. Треушникова. М.: Издательский дом "Городец", 2010. С. 82

[9] Бартошек М. Римское право: понятие, термины, определения. М., 1959. С. 131.

[10] Постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 23 ноября 2011 г. N 07АП-8994/11 по делу N А45-9176/2011 // СПС Консультант Плюс.

[11] Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации. Часть вторая: учебно-практический комментарий / под ред. А.П. Сергеева. М.: Проспект, 2010. С. 973.

[12] Бартошек М. Римское право: понятие, термины, определения. М., 1959. С. 131.

[13] Токарев В.Б. Компенсация от страховых компаний за поврежденное и потерянное имущество (квартира, дом): судебные споры // Жилищное право. 2017. N 5. С. 91

[14] Проблемы развития частного права: сб. статей к юбилею Владимира Саурсеевича Ема / отв. ред. Е.А. Суханов, Н.В. Козлова. М.: Статут, 2011. С. 423.

[15] Постановление ФАС Поволжского округа от 10 октября 2012 г. N А65-13619/2012// СПС Консультант Плюс.

[16] Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 9 января 2003 г. N Ф04/250-1990/А45-2002 // СПС Консультант Плюс.

[17] Постановление ФАС Поволжского округа от 18 мая 2011 г. по делу N А12-3245/2010 // СПС Консультант Плюс.

[18] Бартошек М. Римское право: понятие, термины, определения. М., 1959. С. 131.



Комментарии:

Фамилия Имя Отчество:
Комментарий: